Manyweb.ru - Каталог официальных сайтов Добавьте сайт в каталог manyweb.ru Наш сайт в каталоге manyweb.ru Доски Бесплатных Объявлений - Услуги - Доски Продвижения doski-pro.ru УруРу - Каталог ресурсов Интернет. Государство, бизнес, политика, право, авто, СМИ
Рассылки Subscribe.Ru
Обучение в энергетике
Подписаться письмом
счетчик посещений Реклама в системе обмена посетителями и обмена письмами Реклама в системе обмена посетителями и обмена письмами Verification: f288e6b6068cd609 - 27593866577BD299B1B70189B79D9F77 Verification: f288e6b6068cd609 Наш сайт в каталоге manyweb.ru Наш сайт в каталоге manyweb.ru


Рейтинг@Mail.ru Реферальные банеры Реферальные банеры Реферальные банеры Контекстная Реклама на Link.ru < !DOCTYPE HTML PUBLIC "-//W3C//DTD HTML 4.01//EN" "http://www.w3.org/TR/html4/strict.dtd">

БОС И ЕДИНОМЫШЛЕННИКИ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БОС И ЕДИНОМЫШЛЕННИКИ » Тестовый форум » СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА


СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

[b] Заочный круглый стол "Социальная политика как поле социологических исследований и
            принятия решений: проблемы диалога исследователей, власти и гражданского общества".

[/b]
Центр социальной политики и гендерных исследований проводит обсуждение
на тему "Социальная политика как поле социологических исследований и
принятия решений: проблемы диалога исследователей, власти и гражданского общества".

Публикуем здесь вопросы для общего обсуждения

Просим вас присылать ваши мнения по адресу admin@socpolicy.ru до 20 мая.

Обсуждение в очном режиме продолжится в рамках соответствующего стрима на конференции СОПСО в июне 2008, о чем будет объявлено дополнительно. Результаты обсуждения, комментарии и отклики участников будут опубликованы в специальном выпуске Журнала исследований социальной политики и отдельным изданием

Вопросы к обсуждению

1. Как бы Вы охарактеризовали состояние социальной политики как отрасли исследований в современной России?
2. Отличаются ли отечественные исследования в этой области какой-то спецификой в международном контексте?
3. Как, по вашему мнению, и в каком направлении развивается преподавание социальной политики в вузах страны?
4. В чем состоит потенциал использования качественных методов в исследованиях социальной политики?
5. Междисциплинарный подход в исследованиях социальной политики - возможности и ограничения
6. Каковы перспективы использования партисипаторных и акционистских методов в исследованиях социальной политики?
7. Что могут дать исследования истории российской\советской социальной политики для оценки и формулирования приоритетов современной социальной проблем?
8. Исследование и принятие решений в социальной политике: в чем состоят проблемы взаимодействия?
9. Исследователи, гражданское общество, власть - развитие диалога по проблемам социальной политики?

ИСПОЛЬЗОВАНЫ МАТЕРИАЛЫ- Автор: jsps.ru на 13:24

Уважаемый читатель, если ВАМ это интересно, то оставьте свой комментарий или мнение.

0

2

Конструирование социальных проблем, социальная политика и модернизация

Возникновение конструкционистского подхода в 1970-е годы открыло новые перспективы в этой области и позволило значительно продвинуться в понимании феномена социальной проблемы. В рамках применявшихся ранее подходов исследователи рассматривали социальные проблемы как объективно существующие явления, условия и ситуации. Конструкционисты же предлагают изучать риторику в отношении условий и ситуаций, процессы выдвижения требований их изменить, используемые при этом стратегии и ресурсы, а также стратегии противодействия такого рода требованиям. В отношении социальной политики конструкционисты задают вопросы о том, каким образом формируются ее приоритеты, кто и каким образом сконструировал те социальные проблемы, реакцией на которые является осуществляемая политика. Такую же исследовательскую повестку дня можно сформулировать и в отношении процессов "модернизации" российского общества.

Управление нормальностью и ценности заботы

Механизмы включения в общественную жизнь разных, порой контрастирующих между собой групп, становятся базовыми для современной социальной политики. Новая оптика стимулирует исследования в этом направлении, переоформляя контекст актуальных дебатов в сфере социального управления. Принятый на международном уровне лексикон включает понятия инклюзии, сплоченности, равных возможностей, разнообразия, которыми оперируют государственные и общественные организации, прямо или косвенно связанные с "социальной повесткой дня".

Социальная политика стран (пост)транзита: стихийность vs. управляемость преобразований

За последние 20 лет общепринятое обозначение стран Центральной Восточной Европы не раз менялось. На данный момент геополитики обозначают группу стран Центральной Европы и Балтии как страны пост-транзита, т.е. пережившие этап либерализации и демократизации; вокруг определения статуса стран Восточной и Южной Европы, а также России ведутся жаркие дискуссии. В том числе обсуждается оценка таких факторов экономического и социально-политического развития этих стран, как "коммунистическое" прошлое, влияние интеграции в европейское сообщество, различные стратегии либерализации социальной сферы, выбранные странами. Происходит усложнение понимания роли периода социализма - от однозначно негативной оценки к анализу роли нарушения и сохранения преемственности политики, заложенной в этот период в сфере социальной защиты и поддержки семьи.
Приглашенный редактор – Виктория Шмидт.

Ценности социального государства

В 1950-е годы западные теоретики социального обеспечения аргументировали положение о том, что государство не может достичь экономической эффективности без формулирования определенных ценностных суждений и осуществления действий, позитивных в отношениях одних групп и негативных в отношении других. Кроме того рост интереса к анализу ценностных аспектов социальной политики сегодня является одним из эффектов "культурного поворота" в социальных науках, который заострил внимание ученых на осознанном выборе, инициативе человека (agency), действующего в рамках определенных структурных ограничений или вопреки им.

ИСПОЛЬЗОВАНЫ МАТЕРИАЛЫ :   http://www.jsps.ru/archives/index.php?SECTION_ID=339

0

3

Социальная политика и образование

                               ЧАСТЬ 1
Актуализация различных социальных проблем неизбежно сопровождается дискуссиями по поводу выяснения сущности социальной политики. Без этого невозможно решать стоящие перед обществом и государством проблемы. Поэтому всегда являются важными попытки анализа как общих оснований самой социальной политики, так и ее отдельных дифференцированных направлений и разделов.
Основания социальной политики

Что же собой представляет социальная политика? Ответ на поставленный вопрос прост и сложен. Прост потому, что любой человек, а не только специалист в области социальной политики — практик или ученый — имеет свою точку зрения по вопросу о социальной политике, которая представляет собой неотъемлемую принадлежность окружающих общественных реалий, сопровождает человека с самого его рождения на протяжении всей его дальнейшей жизни.

Однако за очевидностью социальной политики скрываются ее комплексность и особенность. Существующие определения социальной политики сталкиваются с рядом сложностей, ибо она представляет собой подвижную и многообразную практику.

Социальная политика часто отождествляется с социальным управлением. В этом смысле в ее определении фиксируется совокупность социальных целей и средств, имеющихся в распоряжении общества для разрешения социальной проблемы.

Социальная политика иногда рассматривается и как некая социальная стратегия, зависящая от избираемых приоритетов. Профсоюзы, например, могут вести активную наступательную политику, вовлекая в конфликт с работодателями наемных работников, а могут способствовать утверждению социального партнерства в обществе.

Социальная политика рассматривается и как наука, и как специфическая практика. Не случайно поэтому живучи определения социальной политики как практической научно-хозяйственной

дисциплины, которая описывает и объясняет средства и пути, ведущие социально-политическую деятельность государства к цели.

Некоторые исследователи выделяют четыре доминирующие школы исследований социальной политики в Европе: школу социально-экономических аналитиков; школу неомарксистских политико-экономических теоретиков государства и дюркгеймнианцев; школу политико-институционалистов; школу различий по партийной принадлежности. Все эти направления в исследованиях социальной политики в основном группируют, исходя из значимости факторов, влияющих на сдерживание или рост социальных расходов.

Считается, что социально-экономические аналитики выделяют модели для объяснения международных и исторически сложившихся различий в социальных расходах, зависящих от технических и экономических закономерностей дела. Представители неомарксистской школы рассматривают социальную политику как своего рода реакцию на функциональные пробелы государственного регулирования капиталистической экономики. В рамках дюркгеймнианского подхода к анализу социальной политики различных индустриальных стран осуществляется попытка описания и объяснения тенденций долгосрочного развития социальной политики. Политико-институциональная школа оперирует политическими детерминантами, которые влияют на динамику социальных расходов. Школа различий по партийной принадлежности причину различий социальных расходов в разных странах обосновывает исходя из специфики партийной системы.

Очевидно, что на механизм реализации социальной политике как таковой влияют традиции того или иного общества, экономическая конъюнктура, расстановка политических сил, стратификационные основания. Хотя основной субъект социальной политики — государство, ее корни покоятся в гражданском обществе. Существование социальной политики как политического института демонстрирует свою автономность от политического фактора. Исторически социальная политика получает импульс для своего появления и развития при наличии специфически социального отношения между наемным трудом и капиталом. Социально и политически легитимированные этими субъектами экономические отношения крупного товарного производства составляют действительную основу социально-политической деятельности государства. Социальная политика государства,основанного на этих экономических отношениях, является выражением социального компромисса между работодателями и наемными работниками, компромисса, который покоился на принуждении экономически господствующего класса.

Социальная политика в этом смысле есть специфический продукт и особое продолжение в социальной плоскости регулируемых государством экономических отношений. Социальная политика появляется тогда, когда и в какой мере противоречия между работодателями и наемными работниками, как основными субъектами социально-экономических отношений, достигают такой черты, за которой они будут подвергаться общественной энтропии. Именно в период роста и активизации рабочего движения, усиления давления со стороны рабочих на существующее государство возникает социальная политика как таковая. Она изначально является формой социального компромисса и сглаживания противоречий между наемным трудом и капиталом, но в то же самое время и формой политической защиты господствующих отношений.

Общеизвестно, что труд человека своим двойственным характером созидает общественное устройство, творит общество в его общественной форме. Признание двойственного характера труда подводит к пониманию социально-экономической формы продукта труда, созданного в процессе общественного производства. Не обращаясь к прибавочному продукту, невозможно объяснить существование всех тех лиц, которые непосредственно не участвуют в производительном труде, но обеспечивают функционирование общества.

Для товарной формы производства специфически общественный характер независимых друг от друга качественно определенных видов работ состоит в их равенстве как человеческого труда вообще (абстрактного труда) и принимает стоимостную форму. В условиях развитого товарного производства стоимость приобретает свою особенную форму существования в виде меновой стоимости, уже самостоятельную по отношению к обращению. В новом своем качестве меновая стоимость теперь полагает наемный труд как некую исходную точку обращения и обмена, предпосланную обращению и лежащую вне обращения. В рамках своего обмена продукты труда получают стоимостную социальную предметность, обособленную от своих физических, вещных свойств. Товарная форма продуктов труда и отношения их стоимостей не имеют ничего общего ни с физической природой и структурой вещей, ни с вытекающими из этой физической природы отношениями вещей. Стоимостная форма стала выражать вполне определенные социальные отношения на производстве и в обществе.

Само полагание стоимости в качестве социальной основы и закона определенного способа производства предполагает свободу и равенство производителей, но в то же время и действительное принуждение, в том числе и внеэкономическое, и реальное неравенство. Стоимость, как и ее превращенные формы (деньги, капитал, прибавочная стоимость), придают продукту труда общественный характер. Стоимость и ее превращенные формы являются одновременно и вполне определенными социальными предпосылками, и в то же время наличными социальными результатами реализации социальной политики.

Благодаря социально-экономической форме продукта труда социальная политика приобретает и свой социально-экономический смысл в составе фонда потребления, который должен соответствовать потребностям общества, воспроизводящего свое естественное и социальное существование. Однако сам по себе фонд потребления еще не объясняет как социально-политическую деятельность государства, так и структуру его социальных расходов. Потребительный фонд — это пока еще функциональная характеристика уровня жизни, которая свидетельствует только о степени возможного удовлетворения индивидуальных и общественных потребностей людей, всего населения, различных социальных групп и слоев общества, общественных классов. Уровень жизни — это уже необходимое, но отнюдь еще не достаточное условие. Требуется еще наличие некоторых других общественных условий для реализации социальной политики.

Общеизвестно: капиталистическое товарное производство (как экономико-историческая арена институционализации и легитимации социальной политики) предполагает наличие двух структурных составляющих — наемного труда и капитала. Исторически государство снижало натиск рабочего движения за счет увеличения фонда потребления и сокращение фонда накопления, доведением стоимости такого товара, как рабочая сила, до размеров, способствующих ее воспроизводству. Особое значение в благоприятные периоды экономической конъюнктуры имело образование резервных фондов. В эти периоды участие наемного труда в цивилизации, в потреблении более высокого порядка экономически возможно лишь благодаря тому, что он расширяет круг своих потребностей. Через политический механизм взаимодействия был достигнут социальный компромисс, который дал толчок новым представлениям о государстве как организующей и направляющей силе, как о политическом регуляторе экономической жизни общества. Зачатки социальной политики, как функции и измененной сути государства по поддержанию на достаточно сносном уровне социальной сферы рабочих, выступили средством снятия противоречий между работодателями и наемными работниками, между теми и другими и государством. Государство смогло легитимировать социальную политику как эффективный инструмент снятия антагонистических противоречий между наемным трудом и капиталом.

Становление социальной политики обусловливается факторами, которые заключаются в уровне развития производства, а тем самым и в степени организованности владельцев капитала, а также в силе наемных работников и представляющих их интерес профессиональных и политических организаций.

Социальная политика является результатом взаимодействия работодателей и наемных работников, их воздействия на государство, которое вынуждено было осуществить легитимацию социальной политики, формулируя ее цели и задачи, определяя спектр объектов и круг адресатов, диапазон ресурсов и средств, для снятия напряжения в социальных отношениях, чтобы не подвергать собственные устои опасности и потрясениям. Социальные требования, выдвигаемые наемным трудом, соотносятся с его положением и потребностями. Поэтому рост благосостояния населения развитых стран есть результат сдвигов, происходящих в экономическом развитии этих стран, и высоких претензий со стороны наемного труда к результатам этого развития.

По мере развития общества увеличивается благосостояние наемного труда, развиваются и возвышаются его потребности, получают свое развитие группы, объединения и союзы наемных работников, интерес которых лежит за пределами социально-трудовых отношений: в сфере социальных, религиозных, духовных, политических, правовых, потребительских, спортивных и прочих отношений. Организованный таким образом социальный интерес наемных работников носит уже предупредительный характер в отношении социально-политической деятельности государства.

Наличие той или иной общественной организации предопределяет поведение политического организма, делая его толерантным. Поэтому многочисленные общественные движения и организации выступают в качестве социального ориентира в политической деятельности современного западного государства и задают ему вполне определенные некоторые социальные параметры деятельности.

В последующем развитии рыночных отношений появляется идея общественного контроля условий воспроизводства рабочей силы, поддержанная широким рабочим движением за свою собственную эмансипацию и политическое регулирование предпринимательской деятельности. Профсоюзы выступили инициаторами принятия некоторых законодательных актов об условиях найма, в частности, о минимальной заработной плате, охране труда. Требования профсоюзов влияли на реализацию государством социальных программ по улучшению условий жизни наемных работников и незащищенных от рынка категорий граждан. Это вызвало к жизни объединения работодателей, которые призваны отстаивать общий интерес предпринимателей. Объединения работодателей, как и профессиональные объединения наемных работников, могут быть определены как санкционированная государством форма отношений между работодателями и наемными работниками.

Как свидетельствует опыт, объединения работодателей накопили богатый опыт реализации своей стратегии в сфере экономики и в социальной политике, в представлении своих интересов во взаимоотношениях как с профсоюзами, так и с государством. Объединения работодателей стран Западной Европы выполняют почти такую же функцию по защите прав своих членов, как и профсоюзные объединения. В первую очередь они представляют специфические интересы в государственных учреждениях, паритетных комиссиях, в политических партиях, а во вторую — способствуют получению некоторых услуг своим членам.

Государство, наемные работники и работодатели неравнозначно определяют социально-политическую деятельность государства. Наиболее существенным из них являются условия жизнедеятельности наемного труда. Профессиональные союзы, политические организации наемного труда, усиливающиеся социальные движения предопределяют и активизируют социально-политическую деятельность государства. Но как бы не была заметна роль общественных движений в определении направленности социальной политики государства, профсоюзные движения являются главным индикатором состояния социально-трудовых отношений в обществе, обозначающим тем самым и состояние самого государства.

Другим фактором является неоднородный класс работодателей, являющийся благотворительным постольку, поскольку это не препятствует получению прибавочной стоимости. В этом смысле социальная политика государства в современных развитых странах осуществляется поэтому, существует политическое принуждение, которое «санкционируется» наемным трудом, его профессиональными и политическими организациями. В данных условиях современное государство уже не только политически, но и экономически артикулирует социально-экономические отношения в обществе, производя учет баланса социальных сил. Тем самым постепенно достигается такое состояние в обществе, при котором конфликт по поводу условий жизнедеятельности и воспроизводства развертывается не в экономической, а в политической плоскости, что делает социальную политику экономически развитых стран ареной политической борьбы. Политизация социальной сферы жизнедеятельности общества, образа жизни людей предопределяет политический характер практически всех общественных движений. Поэтому внешне ослабевающая политическая сила партий, профессиональных союзов в известной мере компенсируется многообразием проявления иных социальных движений, политический статус которых постепенно возрастает.

Итак, социальная политика современного государства внешне предстает как политическая деятельность государства как таковая и как политические отношения, возникающие между общественными классами по поводу условий их жизнедеятельности и воспроизводства. Но социальная политика выступает и как результат специфической общественной «констелляции» социального и политического в плоскости взаимодействия между государством и общественным индивидом, специфически — социально и политически — опосредованного отношения между ними. Результатом этого взаимодействия является то, что социальное начинает преобладать над политическим.

Поскольку государство является не только продуктом социальных противоречий между классами, но и общественно-исторического компромисса между ними, социальная политика может быть
определена как политика государства по созданию структуры отношений, адекватных господствующим социально-институциональной и нормативно-ценностной структурам, контролирующим материальные и духовные ресурсы воспроизводства общества.

Попытки дальнейшей экспликации понятия «социальная политика» не являются однозначными. Так, например, существуют попытки свести социальную политику к мероприятиям социального государства, направленным на компенсацию доходов, которые были утрачены в результате безработицы и временной нетрудоспособности. При этом и в иных рассмотрениях социальная политика как таковая сводится к особому элементу (звену, методу и т. д.) в общественном механизме своей реализации.

Наиболее разработан подход к социальной политике у Х. Ламперта. Его классификация исходит из различных признаков. Она отражает положение наемных работников и проблемы, связанные с этим положением, возрастные и иные социальные группы, выделяемые в особую практическую проблематику. Эта классификация учитывает и прочие области: жилищно-коммунальную сферу, права потребителей и т. д. Выделяются также и субъекты социальной политики, к которым относятся различные институты национального и наднационального уровня: государство, международные институты социальной политики, предприятия.

К современной социальной политике относят и систему социального обеспечения, и страхование по старости, по безработице, болезни и от несчастного случая, и другие системы страхования от разных жизненных затруднений, и систему регулирования групповых интересов (право на организацию коалиций, объединений, тарифная автономия, охрана труда и законы о найме рабочей силы). Социальная политика реализуется через систему социальной защиты от рисков, обусловленных профессиональной, экономической, социальной, политической дифференциацией общества. Система социальной защиты предполагает наличие минимально сложившихся своих норм по защите от всевозможных социальных рисков, которым подвержены слабо защищенные слои населения (пенсионеры, безработные, инвалиды, больные и пострадавшие от несчастных случаев, многодетные и неполные семьи, сироты, и т. д.).

Таким образом, социальная политика есть и инструмент, регулирующий социальное положение индивидов и групп в обществе, и одновременно выступает средством реализации
институциализированных социальных норм, которые направлены на поддержание на должном уровне социальных прав и обязанностей всех участников отношений.

Принято считать, что социальная политика включает в себя также общественные конфликты и согласие, политические решения и мероприятия государства и других субъектов в сфере социального обеспечения и социальной защиты посредством социальных услуг, финансовых трансфертов, запретов и традиций, правового регулирования социально-трудовых отношений. Усложнение механизма общественного воспроизводства влечет за собой расширение и усложнение сферы применения социально-политической деятельности государства, которое в условиях рыночной экономики является единственным социальным институтом способным и могущим решить социальные проблемы.

Всеобщий характер социальной политики не может не реализовываться через экономические механизмы. Экономическое обоснование социально-политических мероприятий является обязательным. В этом смысле между социальной политикой и экономикой существует взаимосвязь: от уровня развития экономики и состояния социальных отношений в ней между трудом и капиталом зависит социально-политическая деятельность государства. Это объясняется и исторически — роль рабочего движения была определяющей в институционализации социальной политики.

Становление социальной политики связано с формально-юридическим закреплением норм страхования в отношениях наемного труда и капитала. Введение страхования от несчастного случая, болезни, по старости и от потери работы означало, что государство взяло на себя полномочия распределять часть заработной платы рабочих и прибыль капиталистов. Так социально-трудовые отношения, реализованные в современных противоречивых комплексах норм и принципов, стали структурообразующими в системе отношений, регулируемых социальной политикой.
Образование как дифференцированное направление социальной политики

Последующая эволюция социальной политики повлекла за собой включение в ее собственную структуру и практической проблематики общественных благ. Однако этот аспект в отечественной литературе теоретически отражен недостаточно — например, по социально-политической проблематике вряд ли найдутся монографии, специально рассматривающие образование в качестве дифференцированного направления социальной политики. Традиционно сложилось так, что к социальному обеспечению относят и мероприятия, направленные на поддержку образования, однако духовные условия воспроизводства общества и роль образования в экономических отношениях при обосновании социальной политики часто выпадают из рассмотрения. Между тем социальные издержки на образование входят в условия воспроизводства рабочей силы и общественной жизнедеятельности.

Выделение образования в качестве дифференцированного направления социальной политики диктуется целым рядом обстоятельств. Во-первых, образование представляет собой такую область жизнедеятельности общества, в которой преобладает нерыночный способ координации деятельности (нерыночный тип обмена деятельностью). Во-вторых, равновесие между спросом и предложением на блага образования осуществляется в основном государством, органами местного самоуправления и добровольными общественными организациями с помощью соответствующих социальных институтов и на основе бюджетно-финансовой политики. Это означает, что образование является общественным благом, объектом общественной собственности, важнейшей отраслью общественного сектора.

Обоснование необходимости общественного сектора ведется в основном с позиции прав собственности, разработанной еще Р. Коузом. Права собственности — это санкционированные обществом поведенческие отношения между людьми в связи с существованием редких благ и их использованием. Права собственности трактуются в виде системы отношений по поводу редких ресурсов и рассматриваются как пучок прав по поводу их использования. Считают, что права собственности охватывают как физические, так и бестелесные объекты; что они санкционируются государством или обществом в виде обычаев или неких национальных устоев и через систему поощрений и наказаний имеют поведенческое значение.

Полное право собственности, согласно А. Оноре, включает в себя одиннадцать самостоятельных и не поглощающих друг друга правомочий. К ним относят правомочия: владения; на непосредственное использование полезных свойств этого объекта; на управление; на доход от данного объекта; на его капитальную стоимость; на защиту собственности; бессрочность собственности и возможность передачи самих правомочий по наследству; право использования объекта собственности, в том числе и в ущерб другим людям; право (и обязанность), относящееся к возмещению ущерба и уплате долгов, налогов; остаточные права, которые определяют использование объектов собственности в случае прекращения тех или иных из перечисленных ранее правомочий.

Права владения, использования, управления, а также права на доход и капитальную стоимость, не просто определяют возможности собственника, но и исключают несобственников из числа получателей выгод и преимуществ от обладания объектами. Поэтому важнейшей чертой прав собственности объявляется их исключительный характер: право собственности выделяет его субъекта и содержит в себе запреты и ограничения для тех, кто субъектом собственности не является.

Различия между благами частными и благами общественными связаны с выделением двух основных свойств общественного блага — неконкурентности и неисключаемости. Неконкурентность общественного блага предполагает, что оно неделимо, не может быть реализовано частным образом, неизбирательно и потребляется совместно. Неконкурентность, как полагают, означает, что потребление общественного блага одним человеком не сокращает потребление другого или других. Неисключаемость общественного блага, в свою очередь, означает, что потребление благ одним человеком не исключает из потребления другого (других). Принято говорить о технической невозможности и экономической нецелесообразности исключения общественных благ.

Если общественное благо при заданном уровне развития техники и технологий совершенно неделимо или если затраты на достижение исключаемости общественного блага слишком высоки, исключаемость может оказаться экономически неоправданной.

Следовательно, согласно теории общественного сектора, наличие таких критериев, как конкурентность и неконкурентность, исключаемость и неисключаемость, позволяет провести границу между чисто частным и чисто общественным благами. Однако принято считать, что чисто частное и чисто общественное блага являются крайними вариантами общей шкалы социально-экономических благ, между которыми располагается широчайший спектр различных смешанных благ.

Смешанное благо, в отличие от частного блага, является исключаемым общественным благом, благом совместного потребления, с избирательностью, альтернативностью его использования, с убыванием его потребления. Полагают, что смешанное благо может быть объектом купли-продажи. Но в последнее время признается, что «рыночная система не станет» смешанные блага «производить в достаточном количестве». В качестве разновидности исключаемого смешанного блага рассматривают так называемое перегружаемое общественное благо, которое является неисключаемым до некоторого порогового уровня. К другой разновидности смешанного блага относят клубное благо — благо совместного потребления с ограниченным пользованием. Выделяются также квазиобщественные блага (создаваемые в отраслях с естественно сложившейся монополией) и социально значимые (заслуженные блага), к числу которых в теории общественного сектора принято относить образование, здравоохранение, культуру и услуги других отраслей социокультурной сферы.

Социально значимое благо обладает, как утверждается, благодаря положительному экстернальному эффекту свойствами общественного блага и одновременно свойствами частного исключаемого блага. Противоречие свойств является той основой, которая питает противоречия и коллизии между текущими

индивидуальными и долгосрочными общественными предпочтениями в отношении потребления и использования такого рода благ. В силу этого и возникает собственно необходимость вмешательства для разрешения этой коллизии в пользу общественных предпочтений и соответствующего установления обязательного порядка потребления, социально значимых благ. Следовательно, государство «вынуждено идти на ограничение свободы потребителей ради защиты их от самих себя. В противном случае при свободе потребительского выбора нет никаких гарантий, что определенная группа граждан не предпочитает расходовать свои средства на текущее потребление, а не на образование и другие социально значимые блага. С помощью государственного патернализма становится возможным смягчить нерациональность индивидуального потребительского поведения».

Одно из основных свойств образования — неисключаемость — можно вывести из специфики общественных благ. Неисключаемость образования предопределяет характер его использования как объекта общественной собственности. Если бы образование представляло собой частное благо, то вместо неисключаемости оно обладало бы свойством исключаемости и являлось бы отчуждаемым, как различные объекты частной собственности. Это, однако, противоречит практике, и многие сторонники теории интеллектуального капитала признают тезис о неотчуждаемости знаний. Т. Стюарт, например, считает, что знания неотчуждаемы: «приобретение мною некоего объема знаний никоим образом не уменьшает вашей способности приобрести столько же» [10].

Свойство неисключаемости образования отнюдь не выводит его за границы правовых полномочий и отношений собственности. Наоборот, свойство неисключаемости означает, что блага образования являются, с одной стороны, достоянием всех, а с другой — достоянием каждого.

Рассмотрение образования с позиций общественного блага позволяет выделить и другое его фундаментальное свойство —

неконкурентность. Сущность этого состоит в том, что каждый человек изначально, как представитель рода человеческого, выступает со-собственником принадлежащих всему обществу знания. Собственность на знание персонофицируется в ее отдельных обладателях. Эта персонофикация совсем не означает его отчуждения и присвоения отдельными индивидами. Например, подлинная основа для реализации образования как собственности каждого состоит в том, что знания со своими средствами производства и распространения являются условиями действительного развития общественного человека в воспроизводственном процессе. Люди относятся к знанию как к тому, что им принадлежит, ибо блага образования используются в трудовой и общественной деятельности. В этом смысле отношение каждого человека к образованию как к общему условию своей жизнедеятельности входит в структуру общей собственности.

Поэтому индивидуальное и коллективное потребление благ образования, использование его свойств является способом действительной его реализации. Важно разработать политические инструменты, чтобы никто не смог помешать человеку использовать достижения знания — их потребление является основой его трудовой и общественной деятельности, социальной и политической активности.

Итак, потребление благ образования индивидом совсем не должно исключать из потребления результатов их функционирования для других людей — неисключаемость знания, образования. Потребление знания одними не ведет к сокращению потребление их другими. Знание и неделимо, и неизбирательно.

Как ни трактовать образование — как смешанное или как чистое общественное благо — его развитие находится в известном соответствии с развитием материального производства: последним создаются и материально-техническая база, обслуживающая сферу образования, и технические аспекты реализации образования. Материальное производство создает также фонд жизненных средств работников образования, предопределяя возможность занятия образовательной деятельностью и структуру занятых в ней.

Образование как благо является результатом исторически длительной социальной эволюции общества. Закрепляя результаты

научной деятельности, образование развивает познавательные и практические свойства общественного человека, способствует удовлетворению его непрерывно возвышающихся социальных потребностей. Оно помогает действию сложнейших механизмов в индивидуальной и общественной деятельности человека, воспроизводит интеграцию и дифференциацию разносторонних социальных связей.

Образование через знание обладает инклюзивностью. В известном смысле, состоит его родство, например, с самой властью, с политикой. Знание присутствует во всех без исключения сферах общественной жизни, оно пронизывает структуру индивидуальной и коллективной деятельности, как в аспекте субъект-субъектных, так и субъект-объектных отношений. Поэтому правы те исследователи, которые отмечают всеохватывающий характер знания: «Знания существуют вне зависимости от пространства. Подобно квантовым частицам, они могут находиться в нескольких местах одновременно».

Образование является двигателем и социально-экономического развития. Это находит свое выражение: в увеличении объема интеллектуальной деятельности на производстве; в расширении границ производительного труда и материального производства, в создании новых отраслей экономики; в замещении физического, умственного и вспомогательного труда; во взаимосвязях различных фаз производства; в реализации знания в средствах производства и технологиях; в динамике социальной структуры; т. д.

Тонкий учет фундаментальных характеристик образования должен помочь превратить политику в этой сфере в одно из главнейших и приоритетных направлений всей социальной политики российского государства, обеспечить привлечение тех неисчерпаемых ресурсов, которые дают возможность расширенного воспроизводства нашего общества.

Важнейшей задачей политики в сфере образования является анализ и использование всех наличных материальных средств, интеллектуальных и организационных усилий, направленных на обеспечение высокого социального качества общественного развития.

Поэтому в разработке важнейших моментов этой политики необходимо, прежде всего, соотнести общественное назначение образования с политическими инструментами, экономическими средствами и организационными ресурсами его реализации. Здесь, прежде всего, речь должна идти о распределении образовательных благ — это одновременно и способ их предоставления, и способ их производства.

Теоретически эту проблему пытаются решить с помощью теоремы Р. Коуза, в которой независимость влияний в распределении прав собственности на аллокацию ресурсов, т. е. на их рациональное размещение, и структуру производства выставляется в качестве исходного постулата. Условием теоремы выдвигается четкая спецификация прав собственности и нулевые трансакционные издержки [14]. Это объясняют тем, что бюджетная политика государства, в том числе и в сфере образования, неизбежно затрагивает границы фактических правомочий частных собственников, хотя формально и не меняет их статуса. С этой точки зрения представляет интерес не столько вопрос о том, кто считается собственником, сколько реальные возможности использовать установленные законом права для осуществления экономически значимых действий.

В качестве критерия влияния на «реальные возможности» реализации прав для осуществления экономических значимых действий выдвигают категорию трансакционных издержек, т. е. все издержки, которые связаны с обменом и защитой правомочий.

В отечественной литературе распространен подход к трактовке трансакционных издержек, как издержек, которые несут предприниматели за «вход» на рынок и функционирование в нем. Однако существуют и более обобщающие подходы, которые связывают трансакционные издержки с трением в самой системе (О. Уильямсон, Я. Корнаи). Согласно К. Эрроу, трансакционные издержки — это издержки, связанные с поддержанием

экономической системы на ходу, преодолением неизбежных противоречий, создаваемых в результате социально-экономических взаимодействий различных людей, в том числе и обладателей прав собственностью. По существу речь идет о критерии социально-экономической эффективности распределения собственности, «стоимости» отношений распределения и производственных отношении.

Поскольку трансакционные издержки распыляют полезность экономически произведенного продукта, требуются специальные социальные институты, чтобы уменьшить эти экономические потери. Предполагается, что воздействия распределения прав собственности на производство с точки зрения аллокации ресурсов менее всего значимы там и тогда, где и когда права собственности строго определены, доход не учитывается, а трансакционные издержки («издержки рыночных трансакций») равны нулю.

Этот идеально-абстрактный принцип является основной предпосылкой теоремы Р. Коуза: в условиях совершенной конкуренции частные и социальные издержки будут равны. С помощью данного допущения обозначается исходная точка отсчета для анализа возрастания роли распределения прав собственности и повышения трансакционных издержек, их воздействия на производство общественного блага.

Для теории общественного сектора одной из основных проблем является проблема выявления внешних положительных и отрицательных эффектов (экстерналий) и их интернализации (трансформации) во внутренние. Объяснение существует довольно обычное: рыночный механизм работает эффективно тогда, когда эффект экономических благ в результате их внешнего воздействия может быть взят под контроль участником экономического соглашения по поводу производства того или иного блага, например, общественного, а внешний эффект будет им интернализирован. Трансформация отрицательных эффектов предусматривает добавление к имеющимся индивидуальным издержкам, которые несут те или иные участники соглашения, предельных внешних издержек; прямым следствием является рост цены блага, порождающего данный эффект. При трансформации положительного внешнего эффекта к имеющейся предельной
индивидуальной полезности добавляют предельную внешнюю полезность. Отсюда и следствие: внешние эффекты могут быть интернализированы при переговорах при том условии, что права собственности четко определены и могут обмениваться.
Согласно этой интерпретации, обмен правами собственности влечет за собой трансакционные издержки, которые можно снизить либо с помощью собственно государства (централизованным путем), либо с помощью созданных ассоциаций, групп содействия, добровольных обществ и т. д. Трансакционные издержки минимизируются с помощью общественного сектора.

Экономисты пытаются объяснить наличие несовпадений между частными и социальными издержками, исходя из предположения, что частные и социальные издержки всегда равны. Как отмечает сам Р. Коуз, едва ли удивительно, что они зачастую приходят к неверным выводам: если при нулевых издержках фирмы будут вынуждены действовать как конкурентные фирмы, то «возможно и достаточно сказать, что при нулевых трансакционных издержках частные и социальные издержки окажутся равны». С точки же зрения самого Р. Коуза, социальные издержки «представляют собой наивысшую ценность, которую могут принести факторы производства при альтернативном их использовании».

Если происходит интенсивное перераспределение правомочий, самой собственности, то данные издержки увеличиваются, что оказывает сильное влияние на аллокацию ресурсов и структуру, эффективность функционирующего производства. Важнейшей задачей при этом объявляется снижение трансакционных издержек с помощью существующей институциональной системы.

Трансакционные издержки в теории общественного сектора предстают центральной категорией, с помощью которой пытаются объяснить процесс распределения собственности. Посредством этой категории намереваются раскрыть и оценить деятельность по спецификации и защите прав собственности.

Однако в теории превалируют затраты, оставляющие в тени результаты, в которые должны превращаться издержки. Сами трансакционные издержки приравниваются к нулю не просто

при установлении исходной точки их отсчета, но и «вследствие их минимизации. Тогда они теряют свою аналитическую функцию». Остается неопределенным смысл трансакционных издержек. В теории производственная функция управления с затратами производительного труда полностью относится к затратам непроизводительного труда. Но занятые в сфере образовании не образуют собственного фонда жизненных средств, который обеспечивал бы их существование и функционирование в качестве работников этого сектора. Этот фонд создается в материальном производстве и, являясь частью продукта этого производства, расходуется в виде издержек по трансакциям. Издержки на образование представляют собой превращенную форму продукта материального производства.

Если издержки по трансакциям обменивать на часть стоимости продукта материального производства, то результаты образовательной деятельности, как и образовательное развитие человека, формирование его способностей, замыкаются на производство прибавочной стоимости. Чтобы выйти из противоречия, приходится выдвигать доводы, что займы на кредитование в сфере образования не всегда являются привлекательными для частного кредитора (издержки на погашение ссуды частным лицом на получение своего образования могли бы быть ниже, если кредитование осуществляло само государство); что потенциальные потребители образовательных благ могут столкнуться с риском отказаться от части своего дохода ради более будущего более высокого дохода. Отсюда следует вывод, что на общество в целом риск должен повлиять в меньшей степени, чем на отдельных людей, которые разобщены. Если частная отдача на инвестиции в человеческий капитал ниже социальной отдачи, а частная ставка дисконта выше, чем социальная ставка, то инвестиций будет делаться меньше, чем необходимо для всей экономики (социального оптимума).

В подобной трактовке образование предстает товаром, постулируется отделение человека от образования как формы общей собственности. Обмен затратами, что постулируется при модернизации российского образования в рамках Болонского процесса, хотя и кажется условием наличия собственности у человека на его капитал, на деле предполагает ее отсутствие.

ИСПОЛЬЗОВАНЫ МАТЕРИАЛЫ С http://anthropology.ru/ru/texts/muhudad … mm_19.html

Уважаемый читатель, если ВАМ это интересно, то оставьте свой комментарий или мнение.

0

4

Социальная политика и образование


                                      ЧАСТЬ 2

При определении политики в сфере образования нельзя исходить из равенства затрат и результатов его производства. Поэтому более предпочтительной по сравнению с трактовкой эффективности по Парето является концепция распределяемого излишка М. Алле: потенциально высвобождаемый труд является потенциальным излишком и служит критерием эффективности экономики. Это тот самый ресурс, который по мере и технического перевооружения и лучшего использования имеющихся ресурсов становится излишним. Наличие данного высвобождаемого труда в экономике является потерей, определяемой через максимальное количество того блага, которое можно было бы высвободить, сохраняя все индексы предпочтения на прежнем уровне. Точно также и высвобождаемые блага, будучи нереализованными, являются потерей для экономики и общества. Эта потеря и есть наибольший распределяемый (потенциальный) излишек. Его наличие имеет причиной неполное использование задействованных средств и ресурсов, а также неэффективное функционирование самой экономической системы. Оптимум при распределении имеющегося излишка достигается, согласно М. Алле, лишь тогда, когда улучшение благосостояния одних приводит к улучшению положения всех [25]. Поэтому важно, прежде всего, определить, чем именно определяется величина распределяемого образовательного блага, который обеспечивает условия воспроизводства человека и его духовное развитие, индивидуальное и общественное благосостояние.

Выявление и решение концептуальных вопросов социальной политики в сфере образования позволит определить систему практических общественных мероприятий и государственных программ на разрешение назревших проблем отечественного образования. Важно как обосновать моменты и звенья, циклы и дифференцированные объекты, средства и рычаги политики в сфере образования, так и всесторонне согласовать их с политическим, экономическим и социальным измерениями общественного модуса воспроизводства знания.Актуализация различных социальных проблем неизбежно сопровождается дискуссиями по поводу выяснения сущности социальной политики. Без этого невозможно решать стоящие перед обществом и государством проблемы. Поэтому всегда являются важными попытки анализа как общих оснований самой социальной политики, так и ее отдельных дифференцированных направлений и разделов.
Основания социальной политики

Что же собой представляет социальная политика? Ответ на поставленный вопрос прост и сложен. Прост потому, что любой человек, а не только специалист в области социальной политики — практик или ученый — имеет свою точку зрения по вопросу о социальной политике, которая представляет собой неотъемлемую принадлежность окружающих общественных реалий, сопровождает человека с самого его рождения на протяжении всей его дальнейшей жизни.

Однако за очевидностью социальной политики скрываются ее комплексность и особенность. Существующие определения социальной политики сталкиваются с рядом сложностей, ибо она представляет собой подвижную и многообразную практику.

Социальная политика часто отождествляется с социальным управлением. В этом смысле в ее определении фиксируется совокупность социальных целей и средств, имеющихся в распоряжении общества для разрешения социальной проблемы.

Социальная политика иногда рассматривается и как некая социальная стратегия, зависящая от избираемых приоритетов. Профсоюзы, например, могут вести активную наступательную политику, вовлекая в конфликт с работодателями наемных работников, а могут способствовать утверждению социального партнерства в обществе.

Социальная политика рассматривается и как наука, и как специфическая практика. Не случайно поэтому живучи определения социальной политики как практической научно-хозяйственной

дисциплины, которая описывает и объясняет средства и пути, ведущие социально-политическую деятельность государства к цели.

Некоторые исследователи выделяют четыре доминирующие школы исследований социальной политики в Европе: школу социально-экономических аналитиков; школу неомарксистских политико-экономических теоретиков государства и дюркгеймнианцев; школу политико-институционалистов; школу различий по партийной принадлежности. Все эти направления в исследованиях социальной политики в основном группируют, исходя из значимости факторов, влияющих на сдерживание или рост социальных расходов.

Считается, что социально-экономические аналитики выделяют модели для объяснения международных и исторически сложившихся различий в социальных расходах, зависящих от технических и экономических закономерностей дела. Представители неомарксистской школы рассматривают социальную политику как своего рода реакцию на функциональные пробелы государственного регулирования капиталистической экономики. В рамках дюркгеймнианского подхода к анализу социальной политики различных индустриальных стран осуществляется попытка описания и объяснения тенденций долгосрочного развития социальной политики. Политико-институциональная школа оперирует политическими детерминантами, которые влияют на динамику социальных расходов. Школа различий по партийной принадлежности причину различий социальных расходов в разных странах обосновывает исходя из специфики партийной системы.

Очевидно, что на механизм реализации социальной политике как таковой влияют традиции того или иного общества, экономическая конъюнктура, расстановка политических сил, стратификационные основания. Хотя основной субъект социальной политики — государство, ее корни покоятся в гражданском обществе. Существование социальной политики как политического института демонстрирует свою автономность от политического фактора. Исторически социальная политика получает импульс для своего появления и развития при наличии специфически социального отношения между наемным трудом и капиталом. Социально и политически легитимированные этими субъектами экономические отношения крупного товарного производства составляют действительную основу социально-политической деятельности государства. Социальная политика государства,

основанного на этих экономических отношениях, является выражением социального компромисса между работодателями и наемными работниками, компромисса, который покоился на принуждении экономически господствующего класса.

Социальная политика в этом смысле есть специфический продукт и особое продолжение в социальной плоскости регулируемых государством экономических отношений. Социальная политика появляется тогда, когда и в какой мере противоречия между работодателями и наемными работниками, как основными субъектами социально-экономических отношений, достигают такой черты, за которой они будут подвергаться общественной энтропии. Именно в период роста и активизации рабочего движения, усиления давления со стороны рабочих на существующее государство возникает социальная политика как таковая. Она изначально является формой социального компромисса и сглаживания противоречий между наемным трудом и капиталом, но в то же самое время и формой политической защиты господствующих отношений.

Общеизвестно, что труд человека своим двойственным характером созидает общественное устройство, творит общество в его общественной форме. Признание двойственного характера труда подводит к пониманию социально-экономической формы продукта труда, созданного в процессе общественного производства. Не обращаясь к прибавочному продукту, невозможно объяснить существование всех тех лиц, которые непосредственно не участвуют в производительном труде, но обеспечивают функционирование общества.

Для товарной формы производства специфически общественный характер независимых друг от друга качественно определенных видов работ состоит в их равенстве как человеческого труда вообще (абстрактного труда) и принимает стоимостную форму. В условиях развитого товарного производства стоимость приобретает свою особенную форму существования в виде меновой стоимости, уже самостоятельную по отношению к обращению. В новом своем качестве меновая стоимость теперь полагает наемный труд как некую исходную точку обращения и обмена, предпосланную обращению и лежащую вне обращения. В рамках своего обмена продукты труда получают стоимостную социальную предметность, обособленную от своих физических, вещных свойств. Товарная форма продуктов труда и отношения

их стоимостей не имеют ничего общего ни с физической природой и структурой вещей, ни с вытекающими из этой физической природы отношениями вещей. Стоимостная форма стала выражать вполне определенные социальные отношения на производстве и в обществе.

Само полагание стоимости в качестве социальной основы и закона определенного способа производства предполагает свободу и равенство производителей, но в то же время и действительное принуждение, в том числе и внеэкономическое, и реальное неравенство. Стоимость, как и ее превращенные формы (деньги, капитал, прибавочная стоимость), придают продукту труда общественный характер. Стоимость и ее превращенные формы являются одновременно и вполне определенными социальными предпосылками, и в то же время наличными социальными результатами реализации социальной политики.

Благодаря социально-экономической форме продукта труда социальная политика приобретает и свой социально-экономический смысл в составе фонда потребления, который должен соответствовать потребностям общества, воспроизводящего свое естественное и социальное существование. Однако сам по себе фонд потребления еще не объясняет как социально-политическую деятельность государства, так и структуру его социальных расходов. Потребительный фонд — это пока еще функциональная характеристика уровня жизни, которая свидетельствует только о степени возможного удовлетворения индивидуальных и общественных потребностей людей, всего населения, различных социальных групп и слоев общества, общественных классов. Уровень жизни — это уже необходимое, но отнюдь еще не достаточное условие. Требуется еще наличие некоторых других общественных условий для реализации социальной политики.

Общеизвестно: капиталистическое товарное производство (как экономико-историческая арена институционализации и легитимации социальной политики) предполагает наличие двух структурных составляющих — наемного труда и капитала. Исторически государство снижало натиск рабочего движения за счет увеличения фонда потребления и сокращение фонда накопления, доведением стоимости такого товара, как рабочая сила, до размеров, способствующих ее воспроизводству. Особое значение в благоприятные периоды экономической конъюнктуры имело образование резервных фондов. В эти периоды участие

наемного труда в цивилизации, в потреблении более высокого порядка экономически возможно лишь благодаря тому, что он расширяет круг своих потребностей. Через политический механизм взаимодействия был достигнут социальный компромисс, который дал толчок новым представлениям о государстве как организующей и направляющей силе, как о политическом регуляторе экономической жизни общества. Зачатки социальной политики, как функции и измененной сути государства по поддержанию на достаточно сносном уровне социальной сферы рабочих, выступили средством снятия противоречий между работодателями и наемными работниками, между теми и другими и государством. Государство смогло легитимировать социальную политику как эффективный инструмент снятия антагонистических противоречий между наемным трудом и капиталом.

Становление социальной политики обусловливается факторами, которые заключаются в уровне развития производства, а тем самым и в степени организованности владельцев капитала, а также в силе наемных работников и представляющих их интерес профессиональных и политических организаций.

Социальная политика является результатом взаимодействия работодателей и наемных работников, их воздействия на государство, которое вынуждено было осуществить легитимацию социальной политики, формулируя ее цели и задачи, определяя спектр объектов и круг адресатов, диапазон ресурсов и средств, для снятия напряжения в социальных отношениях, чтобы не подвергать собственные устои опасности и потрясениям. Социальные требования, выдвигаемые наемным трудом, соотносятся с его положением и потребностями. Поэтому рост благосостояния населения развитых стран есть результат сдвигов, происходящих в экономическом развитии этих стран, и высоких претензий со стороны наемного труда к результатам этого развития.

По мере развития общества увеличивается благосостояние наемного труда, развиваются и возвышаются его потребности, получают свое развитие группы, объединения и союзы наемных работников, интерес которых лежит за пределами социально-трудовых отношений: в сфере социальных, религиозных, духовных, политических, правовых, потребительских, спортивных и прочих отношений. Организованный таким образом социальный интерес наемных работников носит уже предупредительный характер в отношении социально-политической деятельности государства.

Наличие той или иной общественной организации предопределяет поведение политического организма, делая его толерантным. Поэтому многочисленные общественные движения и организации выступают в качестве социального ориентира в политической деятельности современного западного государства и задают ему вполне определенные некоторые социальные параметры деятельности.

В последующем развитии рыночных отношений появляется идея общественного контроля условий воспроизводства рабочей силы, поддержанная широким рабочим движением за свою собственную эмансипацию и политическое регулирование предпринимательской деятельности. Профсоюзы выступили инициаторами принятия некоторых законодательных актов об условиях найма, в частности, о минимальной заработной плате, охране труда. Требования профсоюзов влияли на реализацию государством социальных программ по улучшению условий жизни наемных работников и незащищенных от рынка категорий граждан. Это вызвало к жизни объединения работодателей, которые призваны отстаивать общий интерес предпринимателей. Объединения работодателей, как и профессиональные объединения наемных работников, могут быть определены как санкционированная государством форма отношений между работодателями и наемными работниками.

Как свидетельствует опыт, объединения работодателей накопили богатый опыт реализации своей стратегии в сфере экономики и в социальной политике, в представлении своих интересов во взаимоотношениях как с профсоюзами, так и с государством. Объединения работодателей стран Западной Европы выполняют почти такую же функцию по защите прав своих членов, как и профсоюзные объединения. В первую очередь они представляют специфические интересы в государственных учреждениях, паритетных комиссиях, в политических партиях, а во вторую — способствуют получению некоторых услуг своим членам.

Государство, наемные работники и работодатели неравнозначно определяют социально-политическую деятельность государства. Наиболее существенным из них являются условия жизнедеятельности наемного труда. Профессиональные союзы, политические организации наемного труда, усиливающиеся социальные движения предопределяют и активизируют социально-политическую деятельность государства. Но как бы не была заметна роль общественных движений в определении направленности социальной политики государства, профсоюзные движения являются главным индикатором состояния социально-трудовых отношений в обществе, обозначающим тем самым и состояние самого государства.

Другим фактором является неоднородный класс работодателей, являющийся благотворительным постольку, поскольку это не препятствует получению прибавочной стоимости. В этом смысле социальная политика государства в современных развитых странах осуществляется поэтому, существует политическое принуждение, которое «санкционируется» наемным трудом, его профессиональными и политическими организациями. В данных условиях современное государство уже не только политически, но и экономически артикулирует социально-экономические отношения в обществе, производя учет баланса социальных сил. Тем самым постепенно достигается такое состояние в обществе, при котором конфликт по поводу условий жизнедеятельности и воспроизводства развертывается не в экономической, а в политической плоскости, что делает социальную политику экономически развитых стран ареной политической борьбы. Политизация социальной сферы жизнедеятельности общества, образа жизни людей предопределяет политический характер практически всех общественных движений. Поэтому внешне ослабевающая политическая сила партий, профессиональных союзов в известной мере компенсируется многообразием проявления иных социальных движений, политический статус которых постепенно возрастает.

Итак, социальная политика современного государства внешне предстает как политическая деятельность государства как таковая и как политические отношения, возникающие между общественными классами по поводу условий их жизнедеятельности и воспроизводства. Но социальная политика выступает и как результат специфической общественной «констелляции» социального и политического в плоскости взаимодействия между государством и общественным индивидом, специфически — социально и политически — опосредованного отношения между ними. Результатом этого взаимодействия является то, что социальное начинает преобладать над политическим.

Поскольку государство является не только продуктом социальных противоречий между классами, но и общественно-исторического компромисса между ними, социальная политика может быть
определена как политика государства по созданию структуры отношений, адекватных господствующим социально-институциональной и нормативно-ценностной структурам, контролирующим материальные и духовные ресурсы воспроизводства общества.

Попытки дальнейшей экспликации понятия «социальная политика» не являются однозначными. Так, например, существуют попытки свести социальную политику к мероприятиям социального государства, направленным на компенсацию доходов, которые были утрачены в результате безработицы и временной нетрудоспособности. При этом и в иных рассмотрениях социальная политика как таковая сводится к особому элементу (звену, методу и т. д.) в общественном механизме своей реализации.

Наиболее разработан подход к социальной политике у Х. Ламперта. Его классификация исходит из различных признаков. Она отражает положение наемных работников и проблемы, связанные с этим положением, возрастные и иные социальные группы, выделяемые в особую практическую проблематику. Эта классификация учитывает и прочие области: жилищно-коммунальную сферу, права потребителей и т. д. Выделяются также и субъекты социальной политики, к которым относятся различные институты национального и наднационального уровня: государство, международные институты социальной политики, предприятия.

К современной социальной политике относят и систему социального обеспечения, и страхование по старости, по безработице, болезни и от несчастного случая, и другие системы страхования от разных жизненных затруднений, и систему регулирования групповых интересов (право на организацию коалиций, объединений, тарифная автономия, охрана труда и законы о найме рабочей силы). Социальная политика реализуется через систему социальной защиты от рисков, обусловленных профессиональной, экономической, социальной, политической дифференциацией общества. Система социальной защиты предполагает наличие минимально сложившихся своих норм по защите от всевозможных социальных рисков, которым подвержены слабо защищенные слои населения (пенсионеры, безработные, инвалиды, больные и пострадавшие от несчастных случаев, многодетные и неполные семьи, сироты, и т. д.).

Таким образом, социальная политика есть и инструмент, регулирующий социальное положение индивидов и групп в обществе, и одновременно выступает средством реализации
институциализированных социальных норм, которые направлены на поддержание на должном уровне социальных прав и обязанностей всех участников отношений.

Принято считать, что социальная политика включает в себя также общественные конфликты и согласие, политические решения и мероприятия государства и других субъектов в сфере социального обеспечения и социальной защиты посредством социальных услуг, финансовых трансфертов, запретов и традиций, правового регулирования социально-трудовых отношений. Усложнение механизма общественного воспроизводства влечет за собой расширение и усложнение сферы применения социально-политической деятельности государства, которое в условиях рыночной экономики является единственным социальным институтом способным и могущим решить социальные проблемы.

Всеобщий характер социальной политики не может не реализовываться через экономические механизмы. Экономическое обоснование социально-политических мероприятий является обязательным. В этом смысле между социальной политикой и экономикой существует взаимосвязь: от уровня развития экономики и состояния социальных отношений в ней между трудом и капиталом зависит социально-политическая деятельность государства. Это объясняется и исторически — роль рабочего движения была определяющей в институционализации социальной политики.

Становление социальной политики связано с формально-юридическим закреплением норм страхования в отношениях наемного труда и капитала. Введение страхования от несчастного случая, болезни, по старости и от потери работы означало, что государство взяло на себя полномочия распределять часть заработной платы рабочих и прибыль капиталистов. Так социально-трудовые отношения, реализованные в современных противоречивых комплексах норм и принципов, стали структурообразующими в системе отношений, регулируемых социальной политикой.
Образование как дифференцированное направление социальной политики

Последующая эволюция социальной политики повлекла за собой включение в ее собственную структуру и практической проблематики общественных благ. Однако этот аспект в отечественной литературе теоретически отражен недостаточно —например, по социально-политической проблематике вряд ли найдутся монографии, специально рассматривающие образование в качестве дифференцированного направления социальной политики. Традиционно сложилось так, что к социальному обеспечению относят и мероприятия, направленные на поддержку образования, однако духовные условия воспроизводства общества и роль образования в экономических отношениях при обосновании социальной политики часто выпадают из рассмотрения. Между тем социальные издержки на образование входят в условия воспроизводства рабочей силы и общественной жизнедеятельности.

Выделение образования в качестве дифференцированного направления социальной политики диктуется целым рядом обстоятельств. Во-первых, образование представляет собой такую область жизнедеятельности общества, в которой преобладает нерыночный способ координации деятельности (нерыночный тип обмена деятельностью). Во-вторых, равновесие между спросом и предложением на блага образования осуществляется в основном государством, органами местного самоуправления и добровольными общественными организациями с помощью соответствующих социальных институтов и на основе бюджетно-финансовой политики. Это означает, что образование является общественным благом, объектом общественной собственности, важнейшей отраслью общественного сектора.

Обоснование необходимости общественного сектора ведется в основном с позиции прав собственности, разработанной еще Р. Коузом. Права собственности — это санкционированные обществом поведенческие отношения между людьми в связи с существованием редких благ и их использованием. Права собственности трактуются в виде системы отношений по поводу редких ресурсов и рассматриваются как пучок прав по поводу их использования. Считают, что права собственности охватывают как физические, так и бестелесные объекты; что они санкционируются государством или обществом в виде обычаев или неких национальных устоев и через систему поощрений и наказаний имеют поведенческое значение.

Полное право собственности, согласно А. Оноре, включает в себя одиннадцать самостоятельных и не поглощающих друг друга правомочий. К ним относят правомочия: владения; на непосредственное использование полезных свойств этого объекта; на управление; на доход от данного объекта; на его капитальную стоимость; на защиту собственности; бессрочность собственности и возможность передачи самих правомочий по наследству; право использования объекта собственности, в том числе и в ущерб другим людям; право (и обязанность), относящееся к возмещению ущерба и уплате долгов, налогов; остаточные права, которые определяют использование объектов собственности в случае прекращения тех или иных из перечисленных ранее правомочий.

Права владения, использования, управления, а также права на доход и капитальную стоимость, не просто определяют возможности собственника, но и исключают несобственников из числа получателей выгод и преимуществ от обладания объектами. Поэтому важнейшей чертой прав собственности объявляется их исключительный характер: право собственности выделяет его субъекта и содержит в себе запреты и ограничения для тех, кто субъектом собственности не является.

Различия между благами частными и благами общественными связаны с выделением двух основных свойств общественного блага — неконкурентности и неисключаемости. Неконкурентность общественного блага предполагает, что оно неделимо, не может быть реализовано частным образом, неизбирательно и потребляется совместно. Неконкурентность, как полагают, означает, что потребление общественного блага одним человеком не сокращает потребление другого или других. Неисключаемость общественного блага, в свою очередь, означает, что потребление благ одним человеком не исключает из потребления другого (других). Принято говорить о технической невозможности и экономической нецелесообразности исключения общественных благ.

Если общественное благо при заданном уровне развития техники и технологий совершенно неделимо или если затраты на достижение исключаемости общественного блага слишком высоки, исключаемость может оказаться экономически неоправданной.

Следовательно, согласно теории общественного сектора, наличие таких критериев, как конкурентность и неконкурентность, исключаемость и неисключаемость, позволяет провести границу между чисто частным и чисто общественным благами. Однако принято считать, что чисто частное и чисто общественное блага являются крайними вариантами общей шкалы социально-экономических благ, между которыми располагается широчайший спектр различных смешанных благ.

Смешанное благо, в отличие от частного блага, является исключаемым общественным благом, благом совместного потребления, с избирательностью, альтернативностью его использования, с убыванием его потребления. Полагают, что смешанное благо может быть объектом купли-продажи . Но в последнее время признается, что «рыночная система не станет» смешанные блага «производить в достаточном количестве» [7]. В качестве разновидности исключаемого смешанного блага рассматривают так называемое перегружаемое общественное благо, которое является неисключаемым до некоторого порогового уровня. К другой разновидности смешанного блага относят клубное благо — благо совместного потребления с ограниченным пользованием. Выделяются также квазиобщественные блага (создаваемые в отраслях с естественно сложившейся монополией) и социально значимые (заслуженные блага), к числу которых в теории общественного сектора принято относить образование, здравоохранение, культуру и услуги других отраслей социо-культурной сферы.

Социально значимое благо обладает, как утверждается, благодаря положительному экстернальному эффекту свойствами общественного блага и одновременно свойствами частного исключаемого блага. Противоречие свойств является той основой, которая питает противоречия и коллизии между текущими индивидуальными и долгосрочными общественными предпочтениями в отношении потребления и использования такого рода благ. В силу этого и возникает собственно необходимость вмешательства для разрешения этой коллизии в пользу общественных предпочтений и соответствующего установления обязательного порядка потребления, социально значимых благ. Следовательно, государство «вынуждено идти на ограничение свободы потребителей ради защиты их от самих себя. В противном случае при свободе потребительского выбора нет никаких гарантий, что определенная группа граждан не предпочитает расходовать свои средства на текущее потребление, а не на образование и другие социально значимые блага. С помощью государственного патернализма становится возможным смягчить нерациональность индивидуального потребительского поведения» .

Одно из основных свойств образования — неисключаемость — можно вывести из специфики общественных благ. Неисключаемость образования предопределяет характер его использования как объекта общественной собственности. Если бы образование представляло собой частное благо, то вместо неисключаемости оно обладало бы свойством исключаемости и являлось бы отчуждаемым, как различные объекты частной собственности. Это, однако, противоречит практике, и многие сторонники теории интеллектуального капитала признают тезис о неотчуждаемости знаний. Т. Стюарт, например, считает, что знания неотчуждаемы: «приобретение мною некоего объема знаний никоим образом не уменьшает вашей способности приобрести столько же».

Свойство неисключаемости образования отнюдь не выводит его за границы правовых полномочий и отношений собственности. Наоборот, свойство неисключаемости означает, что блага образования являются, с одной стороны, достоянием всех, а с другой — достоянием каждого.

Рассмотрение образования с позиций общественного блага позволяет выделить и другое его фундаментальное свойство -неконкурентность. Сущность этого состоит в том, что каждый человек изначально, как представитель рода человеческого, выступает со-собственником принадлежащих всему обществу знания. Собственность на знание персонофицируется в ее отдельных обладателях. Эта персонофикация совсем не означает его отчуждения и присвоения отдельными индивидами. Например, подлинная основа для реализации образования как собственности каждого состоит в том, что знания со своими средствами производства и распространения являются условиями действительного развития общественного человека в воспроизводственном процессе. Люди относятся к знанию как к тому, что им принадлежит, ибо блага образования используются в трудовой и общественной деятельности. В этом смысле отношение каждого человека к образованию как к общему условию своей жизнедеятельности входит в структуру общей собственности.

Поэтому индивидуальное и коллективное потребление благ образования, использование его свойств является способом действительной его реализации. Важно разработать политические инструменты, чтобы никто не смог помешать человеку использовать достижения знания — их потребление является основой его трудовой и общественной деятельности, социальной и политической активности.

Итак, потребление благ образования индивидом совсем не должно исключать из потребления результатов их функционирования для других людей — неисключаемость знания, образования. Потребление знания одними не ведет к сокращению потребление их другими. Знание и неделимо, и неизбирательно.

Как ни трактовать образование — как смешанное или как чистое общественное благо — его развитие находится в известном соответствии с развитием материального производства: последним создаются и материально-техническая база, обслуживающая сферу образования, и технические аспекты реализации образования. Материальное производство создает также фонд жизненных средств работников образования, предопределяя возможность занятия образовательной деятельностью и структуру занятых в ней.

Образование как благо является результатом исторически длительной социальной эволюции общества. Закрепляя результаты научной деятельности, образование развивает познавательные и практические свойства общественного человека, способствует удовлетворению его непрерывно возвышающихся социальных потребностей. Оно помогает действию сложнейших механизмов в индивидуальной и общественной деятельности человека, воспроизводит интеграцию и дифференциацию разносторонних социальных связей.

Образование через знание обладает инклюзивностью. В известном смысле, состоит его родство, например, с самой властью, с политикой. Знание присутствует во всех без исключения сферах общественной жизни, оно пронизывает структуру индивидуальной и коллективной деятельности, как в аспекте субъект-субъектных, так и субъект-объектных отношений. Поэтому правы те исследователи, которые отмечают всеохватывающий характер знания: «Знания существуют вне зависимости от пространства. Подобно квантовым частицам, они могут находиться в нескольких местах одновременно».

Образование является двигателем и социально-экономического развития. Это находит свое выражение: в увеличении объема интеллектуальной деятельности на производстве; в расширении границ производительного труда и материального производства, в создании новых отраслей экономики; в замещении физического, умственного и вспомогательного труда; во взаимосвязях различных фаз производства; в реализации знания в средствах производства и технологиях; в динамике социальной структуры; т. д.

Тонкий учет фундаментальных характеристик образования должен помочь превратить политику в этой сфере в одно из главнейших и приоритетных направлений всей социальной политики российского государства, обеспечить привлечение тех неисчерпаемых ресурсов, которые дают возможность расширенного воспроизводства нашего общества.

Важнейшей задачей политики в сфере образования является анализ и использование всех наличных материальных средств, интеллектуальных и организационных усилий, направленных на обеспечение высокого социального качества общественного развития.

Поэтому в разработке важнейших моментов этой политики необходимо, прежде всего, соотнести общественное назначение образования с политическими инструментами, экономическими средствами и организационными ресурсами его реализации. Здесь, прежде всего, речь должна идти о распределении образовательных благ — это одновременно и способ их предоставления, и способ их производства.

Теоретически эту проблему пытаются решить с помощью теоремы Р. Коуза, в которой независимость влияний в распределении прав собственности на аллокацию ресурсов, т. е. на их рациональное размещение, и структуру производства выставляется в качестве исходного постулата. Условием теоремы выдвигается четкая спецификация прав собственности и нулевые трансакционные издержки. Это объясняют тем, что бюджетная политика государства, в том числе и в сфере образования, неизбежно затрагивает границы фактических правомочий частных собственников, хотя формально и не меняет их статуса. С этой точки зрения представляет интерес не столько вопрос о том, кто считается собственником, сколько реальные возможности использовать установленные законом права для осуществления экономически значимых действий.

В качестве критерия влияния на «реальные возможности» реализации прав для осуществления экономических значимых действий выдвигают категорию трансакционных издержек, т. е. все издержки, которые связаны с обменом и защитой правомочий.

В отечественной литературе распространен подход к трактовке трансакционных издержек, как издержек, которые несут предприниматели за «вход» на рынок и функционирование в нем [16]. Однако существуют и более обобщающие подходы, которые связывают трансакционные издержки с трением в самой системе (О. Уильямсон, Я. Корнаи). Согласно К. Эрроу, трансакционные издержки — это издержки, связанные с поддержанием экономической системы на ходу, преодолением неизбежных противоречий, создаваемых в результате социально-экономических взаимодействий различных людей, в том числе и обладателей прав собственностью. По существу речь идет о критерии социально-экономической эффективности распределения собственности, «стоимости» отношений распределения и производственных отношений.

Поскольку трансакционные издержки распыляют полезность экономически произведенного продукта, требуются специальные социальные институты, чтобы уменьшить эти экономические потери. Предполагается, что воздействия распределения прав собственности на производство с точки зрения аллокации ресурсов менее всего значимы там и тогда, где и когда права собственности строго определены, доход не учитывается, а трансакционные издержки («издержки рыночных трансакций») равны нулю.

Этот идеально-абстрактный принцип является основной предпосылкой теоремы Р. Коуза: в условиях совершенной конкуренции частные и социальные издержки будут равны. С помощью данного допущения обозначается исходная точка отсчета для анализа возрастания роли распределения прав собственности и повышения трансакционных издержек, их воздействия на производство общественного блага.

Для теории общественного сектора одной из основных проблем является проблема выявления внешних положительных и отрицательных эффектов (экстерналий) и их интернализации (трансформации) во внутренние . Объяснение существует довольно обычное: рыночный механизм работает эффективно тогда, когда эффект экономических благ в результате их внешнего воздействия может быть взят под контроль участником экономического соглашения по поводу производства того или иного блага, например, общественного, а внешний эффект будет им интернализирован. Трансформация отрицательных эффектов предусматривает добавление к имеющимся индивидуальным издержкам, которые несут те или иные участники соглашения, предельных внешних издержек; прямым следствием является рост цены блага, порождающего данный эффект. При трансформации положительного внешнего эффекта к имеющейся предельной
индивидуальной полезности добавляют предельную внешнюю полезность. Отсюда и следствие: внешние эффекты могут быть интернализированы при переговорах при том условии, что права собственности четко определены и могут обмениваться.

Согласно этой интерпретации, обмен правами собственности влечет за собой трансакционные издержки, которые можно снизить либо с помощью собственно государства (централизованным путем), либо с помощью созданных ассоциаций, групп содействия, добровольных обществ и т. д. Трансакционные издержки минимизируются с помощью общественного сектора.

Экономисты пытаются объяснить наличие несовпадений между частными и социальными издержками, исходя из предположения, что частные и социальные издержки всегда равны. Как отмечает сам Р. Коуз, едва ли удивительно, что они зачастую приходят к неверным выводам: если при нулевых издержках фирмы будут вынуждены действовать как конкурентные фирмы, то «возможно и достаточно сказать, что при нулевых трансакционных издержках частные и социальные издержки окажутся равны». С точки же зрения самого Р. Коуза, социальные издержки «представляют собой наивысшую ценность, которую могут принести факторы производства при альтернативном их использовании».

Если происходит интенсивное перераспределение правомочий, самой собственности, то данные издержки увеличиваются, что оказывает сильное влияние на аллокацию ресурсов и структуру, эффективность функционирующего производства. Важнейшей задачей при этом объявляется снижение трансакционных издержек с помощью существующей институциональной системы.

Трансакционные издержки в теории общественного сектора предстают центральной категорией, с помощью которой пытаются объяснить процесс распределения собственности. Посредством этой категории намереваются раскрыть и оценить деятельность по спецификации и защите прав собственности.

Однако в теории превалируют затраты, оставляющие в тени результаты, в которые должны превращаться издержки. Сами трансакционные издержки приравниваются к нулю не просто
при установлении исходной точки их отсчета, но и «вследствие их минимизации. Тогда они теряют свою аналитическую функцию». Остается неопределенным смысл трансакционных издержек. В теории производственная функция управления с затратами производительного труда полностью относится к затратам непроизводительного труда. Но занятые в сфере образовании не образуют собственного фонда жизненных средств, который обеспечивал бы их существование и функционирование в качестве работников этого сектора. Этот фонд создается в материальном производстве и, являясь частью продукта этого производства, расходуется в виде издержек по трансакциям. Издержки на образование представляют собой превращенную форму продукта материального производства.

Если издержки по трансакциям обменивать на часть стоимости продукта материального производства, то результаты образовательной деятельности, как и образовательное развитие человека, формирование его способностей, замыкаются на производство прибавочной стоимости. Чтобы выйти из противоречия, приходится выдвигать доводы, что займы на кредитование в сфере образования не всегда являются привлекательными для частного кредитора (издержки на погашение ссуды частным лицом на получение своего образования могли бы быть ниже, если кредитование осуществляло само государство); что потенциальные потребители образовательных благ могут столкнуться с риском отказаться от части своего дохода ради более будущего более высокого дохода. Отсюда следует вывод, что на общество в целом риск должен повлиять в меньшей степени, чем на отдельных людей, которые разобщены. Если частная отдача на инвестиции в человеческий капитал ниже социальной отдачи, а частная ставка дисконта выше, чем социальная ставка, то инвестиций будет делаться меньше, чем необходимо для всей экономики (социального оптимума).

В подобной трактовке образование предстает товаром, постулируется отделение человека от образования как формы общей собственности. Обмен затратами, что постулируется при модернизации российского образования в рамках Болонского процесса, хотя и кажется условием наличия собственности у человека на его капитал, на деле предполагает ее отсутствие.

При определении политики в сфере образования нельзя исходить из равенства затрат и результатов его производства. Поэтому более предпочтительной по сравнению с трактовкой эффективности по Парето является концепция распределяемого излишка М. Алле: потенциально высвобождаемый труд является потенциальным излишком и служит критерием эффективности экономики. Это тот самый ресурс, который по мере и технического перевооружения и лучшего использования имеющихся ресурсов становится излишним. Наличие данного высвобождаемого труда в экономике является потерей, определяемой через максимальное количество того блага, которое можно было бы высвободить, сохраняя все индексы предпочтения на прежнем уровне. Точно также и высвобождаемые блага, будучи нереализованными, являются потерей для экономики и общества. Эта потеря и есть наибольший распределяемый (потенциальный) излишек. Его наличие имеет причиной неполное использование задействованных средств и ресурсов, а также неэффективное функционирование самой экономической системы. Оптимум при распределении имеющегося излишка достигается, согласно М. Алле, лишь тогда, когда улучшение благосостояния одних приводит к улучшению положения всех . Поэтому важно, прежде всего, определить, чем именно определяется величина распределяемого образовательного блага, который обеспечивает условия воспроизводства человека и его духовное развитие, индивидуальное и общественное благосостояние.

Выявление и решение концептуальных вопросов социальной политики в сфере образования позволит определить систему практических общественных мероприятий и государственных программ на разрешение назревших проблем отечественного образования. Важно как обосновать моменты и звенья, циклы и дифференцированные объекты, средства и рычаги политики в сфере образования, так и всесторонне согласовать их с политическим, экономическим и социальным измерениями общественного модуса воспроизводства знания.

ИСПОЛЬЗОВАНЫ МАТЕРИАЛЫ С http://anthropology.ru/ru/texts/muhudad … mm_19.html

Уважаемый читатель, если ВАМ это интересно, то оставьте свой комментарий или мнение.

0

5

  Влияние культурного кризиса на проявление социального одиночества в современной России

О.С. Алейникова

Человек постсоветсткого пространства: Сборник материалов конференции. Выпуск 3 / Под ред. В.В. Парцвания. — СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2005. — С.69-75

Проблема одиночества является одной из актуальных проблем в социальной и духовной жизни современного российского общества, однако о природе одиночества, его сущности и причинах возникновения известно мало, поскольку в России проблема одиночества долгие годы не изучалась. В советское время считалось, что оно присуще только западному миру, тогда как в нашей стране одиночество социалистическому обществу не свойственно. В действительности оказалось, что проблема одиночества существует реально. В настоящее время все большее количество людей испытывает это чувство в силу влияния кризиса современной российской культуры. Люди, страдающие одиночеством со временем в определенной степени утрачивают позитивные человеческие качества и духовные ценности. Ситуативное одиночество у них может переходить в хроническое состояние, которое приводит к психическим расстройствам, к деградации личности и, следовательно, деградации общества. Все вышеперечисленное обуславливает необходимость изучения проблемы одиночества в современной российской действительности.С точки зрения автора, распространение социального одиночества связано с кризисными моментами в развитии общества на всех этапах становления его истории. Кризис культуры в значительной мере влияет на духовное состояние личности и общества. Понятие «кризис культуры» раскрывает ситуацию, возникающую в результате резких изменений в социально-культурной сфере, связанных с ослаблением и разрушением прежних духовных структур и институтов, ценностных систем, с утратой людьми чувства стабильности и уверенности, нарастанием настроений растерянности и страха. Человек в данной ситуации испытывает все большие затруднения в адекватном восприятии окружающей его природной, общественной и культурной реальности. Все это создает атмосферу отчужденности, которая проявляется в бессилии личности перед внешними, объективными обстоятельствами жизни, в ощущении обособленности, исключенности человека из общественных связей, в утрате личностью своего «я». Кризис культуры, как правило, возникает в переходные периоды, когда происходит смена формаций или когда наблюдается процесс подавления одной цивилизационной системы , слабой в военном и техническом отношении, другой, более сильной по этим параметрам. Также культурный кризис проявляется и на рубеже веков, когда культура находится в состоянии «пограничности» или «переходности». В состоянии «переходности» находится и современное российское общество. В результате разрушения тоталитарной системы оно испытывает глубокий кризис, который охватывает все основные сферы бытия: культурную, политическую, экономическую, нравственную, духовную. В этом случае можно констатировать кризис российской культуры. Наиболее очевидные черты данного кризиса, на наш взгляд, проявляются в следующем: в духовно-нравственной области: разрушение традиционных ценностных ориентаций, норм общественной жизни, ощущение огромным числом людей страха, бессмысленности и бесперспективности их деятельности, нарушение эмоциональной связи между людьми, рост отчужденности изолированности человека в обществе, разгул преступности, наркомании, алкоголизма; в трудовой области: падение престижа трудовой деятельности и профессионального образования, трудовая пассивность, сужение сферы культурно-творческой деятельности, ориентация на потребление уже готовых продуктов материального и духовного производства, утверждение потребительской идеологии;    в этнической области: процессы дезинтеграции и размежевания в межнациональных отношениях, ведущие к острым межэтническим конфликтам, разрушение интернационалистских установок и оживление национализма, экстремизма, терроризма, шовинизма и религиозного фанатизма, экспансия западных образцов массовой культуры, образа жизни и ориентаций на культуры других народов и подрыв национального культурного достояния;    в экологической области: опасность уничтожения биологических условий жизни, угроза физического самоуничтожения человека в результате экологической катастрофы и генетического вырождения. Сущностными причинами кризиса культуры, как правило, всегда являются причины духовного порядка. Одной из главных составляющей кризиса культуры является духовный кризис, в частности, кризис ценностной системы. С культурологической точки зрения, ценности выполняют регулятивную функцию и играют роль духовных ориентиров в обществе. Они мотивируют действия человека и помогают осуществить выбор поведения в жизненно важных ситуациях. Соответствие жизни и деятельности индивида принятым в обществе нормам, ценностям и правилам создает у него ощущение собственной социальной полноценности, которое является условием для благополучного самочувствия. И наоборот, ощущение несоответствия поведения требованиям общества погружает человека в состояние дискомфорта. «Обладание ценностями облегчает для человека поиск смысла, так как, по крайней мере, в типичных ситуациях он избавлен от принятия решений… Противоречия ценностей отражаются в душе человека в форме ценностных конфликтов, играя важную роль в формировании ноогенных неврозов». В истории Общества встречаются примеры, демонстрирующие, как на протяжении целых исторических эпох сосуществуют равнозначные различные системы ценностей. Однако плюрализм и релятивизм ценностей порождают противоречия в ценностных ориентациях личности и ведут к ее дестабилизации. С одной стороны, многообразие ценностей общества является условием его успешного функционирования, так оно обуславливает его возможность реагировать на изменения окружающей среды. Но, с другой стороны, если количество разнообразных ценностей становится слишком большим, то результатом его является раздражение, неуверенность и страх. «Индивиду становится все труднее жить в аморфном обществе, в котором он даже в простейших ситуациях вынужден выбирать между различными моделями действия и оценок, хотя его никогда не учили выбирать и действовать самостоятельно». Как утверждает А.Дж. Тойнби, глубинным истоком кризиса культуры является потеря внутренней самодетерминации общества, то есть утрата значимости идеалов и принципов, играющих роль духовных оснований общества. Вследствие потери собственных ориентиров развития возникает потребность общества в инокультурных образцах, ценностях, заимствованных из других культур. Подобная ситуация складывается в последние десятилетия и в России — в результате утраты значимости коммунистических ценностей и идеалов, выполнявших в течение долго времени функцию духовных ориентиров общественного развития. Происходит активное внедрение западных культурных ценностей, и вследствие этого в российском обществе нарастает конфликт традиционных и индивидуалистических ценностей. Противоречие ценностных систем возникает также потому, что поток информации усваивается принимающей, то есть российской, культурой неравномерно. Легче всего перенимается социокультурная информация: мода, притязания, стандарты потребления, представления о престижном — благодаря средствам массовой информации, рекламе, индустрии досуга и потребления. Труднее всего усваиваются глубинные слои народного сознания, бессознательные установки, национальные культурные архетипы, менталитет, то есть духовные основы общества. Также сложно заимствуются стандарты и средства технологического и прикладного использования накопленной информации. Если социокультурная информация определяет ценности-цели, то есть идеалы, устремления и притязания того или иного общества, то технологическая информация определяет ценности-средства, то есть способы достижения этих целей. В условиях современного российского общества конфликт между ценностями-цели и возможностями их реализации чрезвычайно обострен, так как экономические, политические и социальные условия кризисного социума жестко ограничивают достижение любых целей личности, а средства массовой информации постоянно усиливают данное противоречие: они значительно повышают уровень притязаний в обществе и стимулируют потребности индивида, рекламируя образцы одежды, продуктов, виды отдыха, а общество не дает возможности реализовать большую часть этих потребностей. Постоянный разрыв между желаниями личности и их осуществлением, потребностями и возможностями порождает неудовлетворенность личности, страх и ощущение полной беспомощности. Кроме того, в российском сознании еще живы представления и стереотипы советской культуры. С одной стороны, еще устойчивы стереотипы социальной справедливости и равенства, с другой стороны — в современной российской действительности все больше углубляются дифференциация общества и социальное расслоение. С одной стороны, средства массовой информации провозглашают ценности делового успеха, материального процветания и власти, с другой — индивид, воспитанный на ценностях отечественной культуры, осознает, что карьеру и богатство, материального благополучия трудно достичь, не жертвуя интересами других людей ради своих собственных. С одной стороны, декларируются обретение свободы и демократии, с другой — растет отчужденность от управления, недоверие к власти и невозможность оказывать влияние на социально-политические события. Таким образом, в современной России коллективистские по своей сути ценности традиционной культуры сталкиваются с индивидуалистическими ценностями культуры западной.
Поскольку вектор ценностных ориентаций постепенно смещается к ценностям индивидуализма, конкуренции, расчетливости, то межличностные отношения все более приобретают утилитарно-прагматический характер. В общении людей утрачивается, теплота, задушевность, близость, интимность отношений и взаимных ожиданий. Русская культура в силу своей традиционности и тяготению к коммюнотарности и солидарности сильнее западной культуры ориентирована на интимность, задушевность и жертвенность. Поэтому утрата чувства близости и общности в социальных отношениях воспринимается российским обществом болезненно, что приводит к разрыву социальных связей и нарастанию социального одиночества. С точки зрения автора, сущность одиночества проявляется, главным образом, в утрате социальным субъектом чувства человеческой общности, солидарности. Более того, под влиянием западных ценностей происходит процесс «размывания» значимости определенных идеалов и ценностей традиционной культуры, в частности, таких как долг, совесть, патриотизм и гордость за свою родину. Переосмыслению подвергаются и такие нравственные ценности, как доброта, милосердие, честность, ответственность, что тоже находит свое выражение в нарушении эмоциональной связи между людьми, в росте чувства изолированности, отчужденности и одиночества человека в обществе. В условиях духовного кризиса перед человеком непременно встают вопросы о том, во что верить: в судьбу, которая может оказаться благосклонной, в Бога, в гражданское общество, в самого себя, или еще во что-то или кого-то? Самым тяжелым для человека является потеря смысла жизни, безверие и безнадежность. Это есть непременные черты социального одиночества.
По мнению автора, социальное одиночество выражается в глубоком переживании человеком разрыва связей и отношений с другими людьми, с обществом. Особенности социального одиночества во многом зависят от причин, их породивших, и, в свою очередь, влияют на них, усиливая или ослабляя их действие. Причинами одиночества выступают в той или иной мере явления, с которыми люди сталкиваются в повседневной жизни и которые прямо или косвенно вызывают потерю чувства человеческой общности. Одной из распространенных причин является психосоциальное неблагополучие общества, то есть неспособность общества удовлетворить духовные и материальные потребности людей, дефицит социального общения.
Все сказанное позволяет сделать вывод о том, что культурный кризис современного российского общества, несомненно, влияет на проявление социального одиночества. Духовный кризис, выражающийся в противоречиях ценностных ориентаций, падении нравственности, потере смысла жизни, и сопровождающийся неблагоприятной экономической и политической ситуацией, на наш взгляд, приводит к тому, что российское общество оказывается неспособным обеспечить духовные и материальные запросы своих граждан. Это порождает атмосферу социальной неполноценности, раздраженности, страха, беспомощности, разобщенности и обособленности, следствием которой является одиночество и разрыв социальных связей.

МАТЕРИАЛ С САЙТА: http://anthropology.ru/ru/texts/aleinik … et_05.html

Уважаемый читатель, если ВАМ это интересно, то оставьте свой комментарий или мнение.

0

6

В.Путин обещает не дать РФ превратиться в "пустое пространство"

Премьер-министр РФ, кандидат в президенты Владимир Путин опубликовал очередную программную статью, в которой предупредил, что России может грозить превращение в "пустое пространство". Новая статья, опубликованная сегодня в газете "Комсомольская правда", получила название "Строительство справедливости. Социальная политика для России".

На территории России сосредоточено порядка 40% мировых природных богатств, а население - лишь 2% от жителей Земли. "Смысл сложившейся ситуации очевиден. Не реализовав масштабный, долгосрочный проект демографического развития, наращивания человеческого потенциала, освоения своих территорий, мы рискуем превратиться в глобальном смысле в "пустое пространство", судьба которого будет решаться не нами", - отметил премьер.

"Если властям России удастся сформулировать и реализовать эффективную, комплексную стратегию народосбережения, население страны к 2050г. увеличится с нынешних 143 млн до 154 млн человек", - пишет в статье премьер.

При этом он для сравнения привел данные экспертов, согласно которым при инерционном сценарии (при сохранении существующих и отсутствии новых мер) к 2050г. данный показатель составит порядка 107 млн человек. "Таким образом, историческая цена выбора между действием и бездействием - почти 50 млн человеческих жизней в ближайшие 40 лет", - подчеркнул глава правительства.

Сегодняшняя статья, посвященная социальной сфере, стала пятой из серии публикаций, которые являются частью предвыборной программы премьера. Предыдущие статьи были посвящены возможным рискам и задачам, с которыми предстоит столкнуться стране в будущем, национальному вопросу, экономике и развитию демократии.

Читать полностью: http://top.rbc.ru/politics/13/02/2012/637451.shtml

Уважаемый читатель, если ВАМ это интересно, то оставьте свой комментарий или мнение.

0

7

   Путин напечатал очередную

Путин напечатал очередную статью http://kp.ru/daily/3759/2807793/ про социалку. Про пенсии, в том числе. А в субботу мы говорили о пенсиях с Павлом Неверовым, не столько в эфире «Итогов», сколько за эфиром. Совпали, оба за отмену обязательных пенсий как явления. Уже писал, но повторю основные положения, раз струя.
Пенсионеров и приближающихся переводим на содержание из бюджета – они, собственно, и так на нем.
Те выплаты, которые шли в пенсионный фонд, работодатель направляет на особый счет работника в банке. Более жесткий вариант – зарплаты с дня Д повышаются на размер этих выплат. Тех работодателей, которые деньги замылят, наказать во все места. А работник – хочет, кладет деньги опять же на особый депозит, хочет, тратит.
Особенности пенсионного депозита. Гос-во гарантирует не 700.000, а сколько-то миллионов, гарантирует минимальные проценты. Взамен – снять деньги с этого счета, полностью или частично, можно только один раз в какой-то период, год, два, пять. Зато получать проценты, включить «режим пенсии», можно в любой момент. Разумеется, сумма наследуется. Так же разумеется, под пенсионный счет будут выдавать кредиты, появится рынок вторичных производных: в случае острой необходимости (на лечение) деньги можно будет легко добыть. Результат: исчезновение понятия пенсионный возраст, каждый работает пока хочет или может, «выйти на пенсию» можно в любой момент, в том числе временно – пока ищется новая работа. Размер «пенсии» каждый определяет самостоятельно. Наследование пенсионных депозитов приведет к тому, что через поколение - другое большинство граждан перейдет в разряд среднего класса, бедность практически исчезнет. И очень важно: финансовая независимость приведет к политической независимости. Тех, кто физически не способен работать, по-прежнему обеспечивает гос-во. Возможно не в виде традиционной пенсии, а в виде начисления какой-то суммы на тот самый депозит.

Уважаемый читатель, если ВАМ это интересно, то оставьте свой комментарий или мнение.

0

8

  Обеспечить свободные выборы!

Кандидат на должность Президента Российской Федерации, Председатель ЛДПР В.В.Жириновский и кандидат на должность Президента Российской Федерации, лидер КПРФ Г.А. Зюганов сегодня подписали совместное заявление, в котором потребовали от органов государственной власти обеспечить  свободные выборы и равное освещение позиций всех кандидатов в СМИ.

Подписи под документом были поставлены сегодня, 14 февраля, на совместной пресс-конференции в ИА «Интерфакс».

Приводим текст заявления:

«Мы, кандидаты на должность Президента Российской Федерации, выражаем свое несогласие с нарушением принципа свободных выборов в ходе президентской кампании 2012 года.

Конституция Российской Федерации в статье 3 определила свободные выборы как высшее непосредственное выражение власти народа. Названный принцип должен действовать на всех стадиях выборов с учетом, в том числе и международных обязательств России.

Например, принцип свободных выборов установлен в статье 3 Протокола № 1 от 20 марта 1952г. к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ETS № 5) 1950 г., который Российская Федерация обязалась соблюдать. Кроме того, Европейский Суд по правам человека, толкуя в своих решениях положения статьи 3 Протокола №1 о свободных выборах, подчеркивает, что свободные выборы возможны только в условиях беспристрастности со стороны государства и его органов. А такая беспристрастность, в первую очередь, касается использования средств массовой информации и пресечения государством любых нарушений в ходе выборов.

В нынешней избирательной кампании не обеспечено равное по времени освещение предвыборной деятельности кандидатов в Президенты. Игнорируется предусмотренный российским законодательством для информационных телерадиопрограмм запрет предпочтения в информационно-политическом телерадиоэфире какому-либо кандидату, избирательному объединению. Кандидат от партии «Единая Россия» В.В.Путин находится в абсолютно привилегированном положении по сравнению с другими кандидатами, участвующими в президентских выборах.

Такой вывод подтверждается данными мониторинга информационно-политических программ на ведущих федеральных телеканалах, в различной степени контролируемых государственными и аффилированными с ними структурами. Так, например, общая продолжительность сюжетов с упоминанием о всех кандидатах в Президенты только за последнюю декаду (период со 2 по 11 февраля 2012 г.) в выпусках новостей и информационно-политических программах на пяти телевизионных каналах («Первый канал», «Россия-1», «НТВ», «ТВЦ» и «Рен-ТВ»), по данным мониторинга предвыборных штабов кандидатов, составила 60870 секунд телеэфира. При этом кандидат В.В.Путин получил 67% такого эфирного времени. На всех остальных четырех зарегистрированных кандидатов, несмотря на значительные и общественно значимые информационные поводы, в телеэфире было отведено лишь 33% времени от общего объема телесюжетов с упоминанием деятельности участников президентской кампании.

Не меньше подрывает принципы свободных выборов и информационного равенства всех кандидатов показ по ТВ документальных фильмов о достижениях В.В.Путина, весьма пространные информационные телесюжеты о де-факто агитационных статьях кандидата В.В.Путина, которые как и сами статьи, тиражируемые в контролируемых госструктурами региональных и местных СМИ, не оплачиваются из избирательного фонда кандидата от «Единой России».

Дополнительным фактом, препятствующим проведению свободных выборов, стал отказ кандидата В.В.Путина уйти в отпуск на период избирательной кампании. «Уходы» для агитации в отпуск на несколько часов кандидата от правящей партии стали печальной новеллой российского права.

В условиях сложившейся в России ситуации после выборов в Государственную Думу ФС РФ в декабре 2011 года перед российским государством стоит задача беспристрастно и честно исполнять свои функции. Мы, кандидаты в Президенты Российской Федерации, требуем от органов государственной власти и управления обеспечить принцип свободных выборов, гарантированное российским законодательством равенство всех кандидатов в Президенты в информационно-политическом телерадиоэфире на президентских выборах 2012 года».

Уважаемый читатель, если ВАМ это интересно, то оставьте свой комментарий или мнение.

0

9

Встреча с победителями проекта «Русская Атлантида»

В современной России одной из самых острых проблем является так называемый русский вопрос. ЛДПР более 20 лет вплотную занимается этой темой. А сейчас я единственный из кандидатов на пост Президента, кто всегда говорил и продолжает говорить о проблемах русских. В нашей стране нет единения, русские – разобщенный народ. Наша главная задача – найти базу для его сплочения.

В прошлом году ЛДПР запустила проект «Русская Атлантида», направленный на сохранение и поддержание русских традиций и культуры. Мы предложили всем гражданам нашей страны провести мероприятия, которые напомнили бы русским об их корнях и обычаях. Люди с энтузиазмом отнеслись к нашему предложению! Из более чем двух десятков мероприятий в финал проекта вышли четыре. В моё  м блоге прошло народное голосование за лучшую акцию, и победителем стал Игорь Волабуев. Он организовал экскурсию в уникальный «Музей народного творчества» в Белгородской области. Второе место заняли Михаил и Вера Манык из города Вологда, которые провели занятие в интерактивной мастерской народного творчества.

Вчера в рамках Круглого стола фракции ЛДПР в Госдуме я встретился с победителями «Русской Атлантиды», чтобы лично поздравить их и вручить заслуженные призы. Эти люди – истинные патриоты своей страны, они не пожалели ни времени, ни сил на организацию культурных мероприятий для своих сограждан. Я с удовольствием ответил на их вопросы, касающиеся дальнейшей работы «Русской Атлантиды». Мне было приятно услышать, что они всецело погрузились в работу по «Русской Атлантиде» и намерены продолжать участвовать в ней.

Я только предостерег от крайностей - нельзя занимать радикальные позиции. ЛДПР не выступает за возвеличивание русских над другими народами. Все народы хороши! Русские не лучше других, но и не должны быть ниже других. Я за равноправие! И упор нужно делать на культуру. Через культуру все народы придут к взаимодействию.

Все позитивные начинания мы поддержим. ЛДПР поможет вам проявить и реализовать все инициативы! «Русская Атлантида» – это площадка для вашей плодотворной работы. Как в спорте. Есть поле – вы играете в футбол. Нет поля – где вы будете играть?

Проект «Русская Атлантида» продолжит свою работу и будет развиваться, благодаря вашим идеям и инициативам. Русские, всё в ваших руках! Хотите сохранить свою страну, свою культуру – участвуйте! Мы всегда открыты для диалога и сотрудничества!

Официальный сайт проекта «Русская Атлантида» zaldpr.ru

Уважаемый читатель, если ВАМ это интересно, то оставьте свой комментарий или мнение.

0

10

В.Жириновский: Женщины России не хотят избираться на пост президента

Лидер ЛДПР, экс-кандидат в президенты Владимир Жириновский 8 марта заявил, что права женщин в России никто не ущемляет. В интервью РСН политик выразил мнение, что представительницы прекрасного пола "сами хотят поменьше работать". При этом "в плане общества женщины нигде никак не ограничены", добавил он.

"Возможности у них есть великолепные для работы, но нагрузка большая, и им бы хотелось, чтобы рядом был друг, который мог бы освободить их от этих дополнительных прав. Просто нет женщин, особенно желающих чего-либо достичь", - считает В.Жириновский.

"Они сами не очень хотят, а могли бы и поучаствовать в выборах президента, и добиваться больше постов губернаторов и министров. Сегодня у нас не стоит вопрос, чтобы добавлять права, специально проталкивать где-то женщин", - добавил председатель ЛДПР.

Политик также призвал российских женщин служить в армии. "Они могут служить во всех войсках, особенно в войсках связи, в медицинских частях, в делопроизводстве. Очень много направлений, где пол не имеет роли. Это бы делало отношения внутри армии более мягкими", - полагает В.Жириновский.

Напомним, что 8 марта во многих странах мира отмечается Международный женский день. Учредить этот праздник день на Второй Международной социалистической женской конференции в 1910г. предложила Клара Цеткин. В СССР 8 марта стал праздничным днем после революции по инициативе Александры Коллонтай. Нерабочим этот день стал, правда, лишь в 1966г.
http://top.rbc.ru/society/08/03/2012/640962.shtml

Уважаемый читатель, если ВАМ это интересно, то оставьте свой комментарий или мнение.

0

11

Ипотека по-cталински.

Ипотека по-сталински,1946г.
Нашел интересное постановление СМ СССР от 25 августа 1946г.«О повышении заработной платы и строительстве жилищ для рабочих и инженерно-технических работников предприятий и строек,расположенных на Урале,в Сибири и на Дальнем Востоке».«Учитывая,что суровые климатические условия районов Урала,Сибири и Дальнего Востока создают дополнительные трудности для рабочих и инженерно-технических работников,занятых тяжелым трудом-на добыче угля,руды,нефти,в металлургии,на строительстве и погрузо-разгрузочных работах,-Совет Министров СССР считает необходимым:а)повысить в сравнении с существующей нормой заработную плату для вышеуказанных категорий рабочих и инженерно-технических работников,а также б)значительно увеличить программу жилищного строительства на Урале,в Сибири и на Дальнем Востоке,в первую очередь для рабочих и инженерно-технических работников,занятых на тяжелых работах.В этих целях Совет Министров Союза ССР постановляет:1.Повысить с 1 сентября 1946г.на Урале,в Сибири и на Дальнем Востоке заработную плату на 20%:рабочим и инженерно-техническим работникам предприятий угольной промышленности,занятым непосредственно на добыче угля и погрузо-разгрузочных работах;рабочим и инженерно-техническим работникам предприятий черной и цветной металлургии,занятым непосредственно на работе в горячих цехах,на горных предприятиях и погрузо-разгрузочных работах;рабочим и инженерно-техническим работникам предприятий нефтяной промышленности,занятым непосредственно на добыче нефти и буровых работах;рабочим и инженерно-техническим работникам,занятым на добыче торфа,графита,слюды,асбеста и на производстве цемента,а также на добыче соли;рабочим и инженерно-техническим работникам химической промышленности,занятым непосредственно на работе во вредных и горячих цехах,в рудниках и погрузо-разгрузочных работах;рабочим и инженерно-техническим работникам строек Министерств:предприятий тяжелой индустрии,топливных,военных и военно-морских предприятий,черной металлургии,нефтяной промышленности восточных районов СССР,цветной металлургии и химической промышленности,занятым непосредственно на строительно-монтажных работах.2.Установить,что указанное в п.1 настоящего Постановления повышение заработной платы распространяется на 824000 рабочих и инженерно-технических работников,занятых на 727 предприятиях и стройках Урала,Сибири и Дальнего Востока,согласно списку,утвержденному Советом Министров СССР.В связи с повышением заработной платы для указанных рабочих и инженерно-технических работников увеличить соответствующим министерствам годовой фонд заработной платы на 1миллиард 400миллионов рублей.
3.Утвердить следующий план жилищного строительства в районах Урала, Сибири и Дальнего Востока с выполнением его в течение второго полугодия 1946г.и1947года:всего 60750жилых домов общей площадью 4миллиона 200 тысяч квадратных метров,в том числе:50650 индивидуальных жилых домов двух-трехкомнатных с кухней(деревянных и каменных);10100 коммунальных жилых домов(каменных и деревянных),с количеством55000 квартир.
4.Установить,что строящиеся во втором полугодии 1946г.и в1947г.50650 индивидуальных жилых домов продаются в собственность рабочим, инженерно-техническим работникам и служащим предприятий по следующей цене:жилой дом двухкомнатный с кухней,деревянный рубленый-8тыс.руб.и каменный-10т.руб;жилой дом трехкомнатный с кухней,деревянный рубленый- 10т.руб.и каменный-12т.руб.5.Для предоставления рабочим,инженерно-техническим работникам и служащим возможности приобретения в собственность жилого дома обязать Центральный Коммунальный Банк выдавать ссуду в размере 8-10т.руб.покупающим двухкомнатный жилой дом со сроком погашения в10лет и10-12т.руб. покупающим трехкомнатный жилой дом со сроком погашения в 12лет с взиманием за пользование ссудой одного процента в год.
Обязать Министерство финансов СССР ассигновать на выдачу кредита рабочим,инженерно-техническим работникам и служащим до 1миллиарда рублей.Председатель Совета Министров Союза ССР И.СТАЛИН
Управляющий Делами Совета Министров СССР Я.ЧАДАЕВ».
Повышение зарплаты для указанных работников должно было составить 1400 000000руб.в течение года для 824000работников.Таким образом,каждый работник должен был получить прибавку в среднем в 1699 руб.в течение года.Это составляло 20%средней годовой зарплаты этих категорий работников.Итак,их средняя годовая зарплата до повышения 25августа1946 г.составляла 8495р.или 708р.в месяц.После повышения 25августа 1946г. средняя месячная зарплата указанных категорий работников Урала,Сибири и Дальнего Востока должна была составлять примерно 850р.Индивидуальные жилые дома для них предлагались по цене:8т.руб.за деренв.двухкомнатный, с кухней;10т.руб.за дерев.трехкомнатный,с кухней или каменный но  двухкомнатный с кухней;12т.руб.за каменный,трехкомнатный с кухней.
Выводы:1)Зарплата по-сталински в 1947г.:за годовую зарплату среднего рабочего,инженера,служащего Урала,Сибири,Дальнего Востока можно купить дом.2)Ипотека по-сталински в1947г.:ссуда на полную стоимость жилья на 12лет под 1%годовых.Кстати,уверен,что за последние 18мес.рабочим и инженерам Урала,Сибири и Дальнего Востока никто не построил 50650 индивидуальных домов-это к вопросу о низких темпах сталинского жилищного строительства».http://ihistorian.livejournal.com/148357.html
Примечание:1.В Постановлении не сказано,что в условиях 1946г,когда из-за военной инфляции все воздорожало,эти дома стоили существенно дороже назначенной за них цены.К примеру,себестоимость куба древесины в 1946г.была 35-00р.,а отпускалась она на строительство по цене 22-47р.цемент обходился в 110-00р.за тонну,а отпускался по довоенной цене в 76-63р.чугун стоил 197-00,а цена его была 145-00 за тонну,уголь для отопления обходился в 81-05р.а продавался по 30-40 за тонну.
2.В Постановлении вообще не говорится о стоимости земли под домами а строили дома минимум на 4сотках,причем,в них был водопровод и централизованное отопление от ТЭЦ.Но это естественно для сталинского социализма.

уважаемый читатель, если ВАМ это интересно, оставьте свой комментарий или мнение.

0


Вы здесь » БОС И ЕДИНОМЫШЛЕННИКИ » Тестовый форум » СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА