Manyweb.ru - Каталог официальных сайтов Добавьте сайт в каталог manyweb.ru Наш сайт в каталоге manyweb.ru Доски Бесплатных Объявлений - Услуги - Доски Продвижения doski-pro.ru УруРу - Каталог ресурсов Интернет. Государство, бизнес, политика, право, авто, СМИ
Рассылки Subscribe.Ru
Обучение в энергетике
Подписаться письмом
счетчик посещений Реклама в системе обмена посетителями и обмена письмами Реклама в системе обмена посетителями и обмена письмами Verification: f288e6b6068cd609 - 27593866577BD299B1B70189B79D9F77 Verification: f288e6b6068cd609 Наш сайт в каталоге manyweb.ru Наш сайт в каталоге manyweb.ru


Рейтинг@Mail.ru Реферальные банеры Реферальные банеры Реферальные банеры Контекстная Реклама на Link.ru < !DOCTYPE HTML PUBLIC "-//W3C//DTD HTML 4.01//EN" "http://www.w3.org/TR/html4/strict.dtd">

БОС И ЕДИНОМЫШЛЕННИКИ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » БОС И ЕДИНОМЫШЛЕННИКИ » Тестовый форум » ДЕЛОВОЕ ОБЩЕНИЕ


ДЕЛОВОЕ ОБЩЕНИЕ

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

  7 мифов делового общения..

Для понимания природы межличностных коммуникаций и делового общения в целом сопоставим несколько широко распространенных недоразумений или мифов.

Миф 1. Мы общаемся только тогда, когда сами сознательно и преднамеренно выбираем общение.

Мы можем считать, что управляем нашими коммуникациями. Например, мы решаем послать письмо с предложением о работе предполагаемому служащему или решаем созвать встречу штата для обсуждения важной проблемы. В таких случаях мы сознательно и преднамеренно управляем коммуникациями. Однако мы часто удивляемся, когда наша коммуникация приносит не тот результат, который мы ожидали. Предполагаемый служащий может ответить, что он уже принял предложение о работе с меньшим окладом в меньшей фирме. Почему? Прошло несколько дней после собеседования с ним, а от вашей компании не было никакой информации. Он решил, что его не собираются принимать на работу или, по крайней мере, что он не является кандидатом 1 для компании. Фактически он получил сообщение о вашей незаинтересованности так, как будто оно было передано ему лично.
Реальность. Мы совершаем множество обменов информацией именно тогда, когда мы не осознаем своей вовлеченности в коммуникативный процесс.
В продолжение предыдущего примера, скажем, что причиной задержки в несколько дней прежде, чем кандидат получил приглашение на работу, было то, что один из секретарей болел, а другой подготавливал большой отчет. Факт заключается в том, что служащий, предлагающий работу, своим молчанием уже передал сообщение, не сознавая этого. И действительно, все мы часто передаем сообщения, которые не намереваемся передавать.

Миф 2. Слушатель понимает слова так же, как мы.

Основой этого мифа является предположение о том, что слова имеют одинаковое значение для всех. Например, в большой организации один из торговых представителей делает заказ по телефону и просит доставить его немедленно. В следующий понедельник клиент сообщает, что он не получил этот заказ. Торговый представитель узнает, что заказ не был отправлен до пятницы. Она жалуется управляющему отделом отправок, который отвечает: «Но мы действительно отправили его немедленно». Для торгового представителя «немедленно» означало в тот же день. А для человека, который ежедневно получает дюжины звонков с требованием «отправить тут же» или «отправьте вчера», слово «немедленно» означало «в течение недели».
Приведем еще один пример: когда произносят слово «яблоко» (apple), одни слышат или видят красное яблоко, другие — зеленое, третьи — яблочный пирог, а четвертые — компьютер. Так почему же одно и то же слово имеет разное значение для разных людей?
Реальность. У слов на самом деле нет значений; значения определяются нашим опытом и восприятием.
В приведенном примере слово «немедленно» означало разное количество времени для торгового представителя и управляющего отделом отправок из-за различия их восприятия. Из-за мифа о том, что у слов есть конкретное значение, мы считаем, что остальные поймут сказанные нами слова точно так же, как мы. А на самом деле слова имеют разное значение для разных людей.
Слова имеют указанный и сопутствующий аспекты. Конкретное значение слова — это то значение, о котором уже договорились, или стандартное, например определение в словаре. Таким образом, слово «стул» имеет определенное значение: поддержка того, кто сидит на нем, обычно в одиночку, причем обыкновенный стул — с четырьмя ножками и спинкой. Но когда это слово усваивается, добавляются собственные значения, т. е. вы вводите сопутствующий аспект. Например, слово «стул» может ассоциироваться с зубоврачебным или парикмахерским креслом, если они есть в вашем ежедневном окружении. Сопутствующие значения слов у людей совпадают редко.

Миф 3. Мы общаемся в основном с помощью слов.

Часто люди считают, что переданное сообщение должно быть или произнесено, или написано. Представьте себе, например, что вы пришли в кабинет своего профессора, чтобы обсудить тему курсовой работы. Профессор говорит: «План выглядит неплохо. Продолжайте писать работу». Вы чувствуете себя неловко, потому что он очень быстро просмотрел план и несколько раз при этом взглянул на часы, как будто думал о чем-то более важном. Несмотря на это, вы продолжаете писать работу.
Реальность. Большинство сообщений, которые мы передаем, основываются не на словах, а на невербальных символах.
Профессор в данном примере обменивался информацией без слов. С недавних пор мы стали больше узнавать об этом виде коммуникаций. Такие книги, как «Язык тела» и «Как читать человека как книгу», показывают, что тон голоса, зрительный контакт, движения тела и даже одежда говорят намного больше, чем слова, которые мы используем. Aльбeрт Мехрабиан, эксперт по невербальной коммуникации, подсчитал, что целых 93% наших отношений выражено посредством непроизносимых посланий и только 7% являются результатом словесного воздействия.
Часто наша невербальная коммуникация ставит под сомнение словесную. Например, оратор начинает лекцию словами: «Я рад быть здесь перед вами и поговорить на свою любимую тему — мотивирование людей». Но его бессловесная коммуникация отрицает это: на нем мятый костюм, вместо того чтобы смотреть на аудиторию, он смотрит на бумажки, и его голос звучит монотонно. На самом деле было послано сообщение о том, что это будет длинный и скучный день.
Почему же мы, как правило, предпочитаем верить невербальному, а не вербальному посланию, если между ними есть противоречия? Людям легче управлять словами, чем невербальными средствами общения. Большинство из нас думают, что невербальные сообщения точнее отражают мысли человека. Есть правда в старой пословице «Поступки говорят громче, чем слова».

Миф 4. Невербальное общение — это язык молчания.

Термин «язык тела» часто неправильно используется вместо понятия «невербальной коммуникации». Многие считают, что невербальную коммуникацию нельзя услышать, ее можно только увидеть.
Реальность. Невербальное общение использует все пять чувств.
Жесты, позы, походка — беззвучные невербальные послания, но такими посланиями являются также и тон голоса, хлопанье в ладоши и рукопожатие. Невербальные сообщения можно почувствовать, услышать, почуять и попробовать так же, как и увидеть.

Миф 5. Общение — это однонаправленное действие.

В основании этого мифа лежит предположение, что наше послание доходит до получателя в неизменном виде и там остается. У всех нас есть такие примеры, когда люди общались с нами так, что они скорее говорили нам, чем разговаривали с нами. Например, инспектор говорит таким тоном, от которого пропадает всякое желание задавать вопросы или отвечать иначе, чем просто пассивным утвердительным кивком. Если вы неправильно выполнили задание, босс может сказать: «Я же тебе говорил, как именно это делать». Каждого из нас когда-нибудь обвиняли в том, что мы говорили людям, вместо того чтобы обмениваться с ними информацией.
Реальность. Общение — это двунаправленное действие.
Большинство из нас играли в «испорченный телефон». При этом участники игры садятся в круг и один из них шепчет сообщение сидящему справа. Это сообщение передается от одного игрока к другому. Каждый повторяет его только один раз, и никто не может задавать вопросы. Когда сообщение доходит до последнего игрока, он произносит его вслух. Обычно от первоначального сообщения, если что и остается, то очень мало. Эта игра является классическим примером однонаправленного общения. Сообщение передается быстро, но неточно.
С теми же людьми можно играть так, что каждый человек после прослушивания сообщения может задавать вопросы о нем. Есть два коренных отличия этой игры от первой. Во-первых, игра занимает больше времени. Двунаправленная коммуникация всегда длится дольше, чем однонаправленная. Второе, более важное отличие состоит в том, что сообщение передается точнее. Главной причиной повышения точности является наличие ответной реакции.
Обратная связь — это реакция слушателя на вербальные и невербальные сообщения говорящего. Главной функцией обратной связи является то, что она позволяет говорящим видеть, насколько хорошо они осуществляют цели первоначального сообщения. В общем, эффективную коммуникацию от неэффективной отличает способность сторон точно понимать друг друга.

Миф 6. Сообщение, посылаемое нами, идентично тому, которое получает слушатель.

Все мы склонны думать, что посланное нами сообщение наш слушатель получает именно таким, каким мы его посылали. Предположим, например, что вы посылаете письмо приятелю, живущему в другом штате, приглашая этого человека погостить у вас по пути домой в следующем месяце. Вас раздражает то, что вы не получаете никакого ответа на письмо. Почему же ваш приятель не ответил? Проблема может быть не в том, что он не ответил, а в том, что ваше письмо потеряли на почте. А может, вы нечаянно забыли вложить лист письма, когда запечатывали конверт, и ваш друг вообще не получил сообщение.
Реальность. Сообщение в том виде, как его в конечном счете получает слушатель, никогда не бывает точно таким же, как то сообщение, что мы отправляли.
Сообщение, посланное нами, может быть идеально понятно нам, но не слушателю из-за какого-то вмешательства, которое ни мы, ни слушатель не в состоянии контролировать, как например потеря письма в предыдущем примере. Как уже говорилось раньше, у людей не может быть одинакового опыта. Поэтому одно и то же сообщение, воспринятое одним человеком, никогда не будет идентично сообщению, воспринятому другим.

Миф 7. Информации не бывает слишком много.

Работники организаций иногда говорят: «Никто мне ничего не говорит; я просто здесь работаю». Действительно, иногда люди не получают информации, необходимой им для того, чтобы должным образом исполнить свою работу. С другой стороны, пытаясь информировать подчиненных, некоторые организации применяют такую стратегию, при которой всем работникам рассылается масса информации по всем вопросам. Часто считается, что чем больше информации будет передано подчиненным, тем более продуктивной будет их работа.
Реальность. Иногда людям дают слишком много информации и они страдают от перегрузки.
Проблема информационной перегрузки, т. е. получения слишком большого объема информации, чтобы ее можно было разумно использовать, распространена гораздо шире, чем многие привыкли считать. За последние 50 лет развитие копировальных аппаратов и других видов механического воспроизведения значительно расширило наши возможности в производстве и распространении информации. Но наша человеческая способность воспринимать и обрабатывать информацию осталась практически неизменной. Мы разговариваем примерно с той же скоростью, что и 50 лет назад. Мы слушаем и понимаем примерно на том же уровне, что и 50 лет назад. Поэтому неудивительно, что информационная перегрузка является главной проблемой для людей во многих организациях. Нам следует так же тщательно думать о количестве информации, как и о ее качестве.

Поэтому, как показывают эти семь мифов и реальностей о природе коммуникаций, коммуникации могут быть очень сложным видом деятельности.

Источник msktreningi.ru

0

2

Эриксоновский подход в деловом взаимодействии и общении

    Тематика: Лидерство, навыки руководителя, Деятельность руководителя, Бизнес карьера, Деловая коммуникация, Личностный рост

    Милтон Г.Эриксон  (1901 – 1980)  – основатель нового вида, так называемого «бархатного» недирективного, гипноза. В современной практике не только психологов, психотерапевтов, но также  коучей и бизнес-тренеров активно используются многие приемы и техники, предложенные М.Эриксоном.
    Создатели НЛП, Дж.Гриндер и Р.Бэндлер, внимательно наблюдая за виртуозной работой М.Эриксона и изучив  его уникальный подход, структурировали и адаптировали этот метод для практического применения в повседневной жизни, в бизнесе,  переговорах,  общении. Милтон-модель, предложенная ими, - это способы ведения беседы, которые применяются для убеждения или наведения транса. Эта модель эффективно используется в деловых коммуникациях, на различных уровнях общения, когда имеет место элемент воздействия одного человека на другого (или других людей).
     Слово «гипноз», пожалуй, остается одним из таинственных и загадочных терминов в психологии, психотерапии и в обыденной жизни. Как правило,  мы его ассоциируем с понятиями «воздействие», «транс», «сон», «неосознаваемое».  Гипноз – от греч. «hypnos» -  сон, рассматривается как частичный сон, как измененное состояние сознания, когда снижается уровень индивидуального контроля и критичности мышления. Психологические теории рассматривают гипноз как измененное функционирование  нормального сознания субъекта в необычных условиях. Дело в том, что так называемые «трансовые состояния» часто являются вполне естественными состояниями нашей психики. Дочь Милтона Эриксона, Бетти Эриксон, которая продолжает дело своего отца, проводит семинары, популяризируя его идеи, отмечает, что «транс - это сфокусированный луч внимания внутри нас самих, проникающий сквозь сознательные заслоны, активизирующий бессознательные ресурсы и исключающий все внешние стимулы». По сути, в данной концепции понятия «транс» и «гипноз» идентичны.

     Виды транса (гипноза), по М. Эриксону:

1. Повседневный – естественное состояние, например, когда мы  читаем книгу, смотрим захватывающий все наше внимание фильм. Мы как бы погружаемся, мысленно переносимся в атмосферу жизни героев фильма или книги, мы становимся участниками это процесса, эмоционально реагируя на все, что происходит на экране. При этом мы в этот момент словно выключаемся от реального плана. То же происходит, когда мы слушаем музыку, когда мы погружаемся в свои собственные мысли. Можно сказать, что М.Эриксон использовал эту естественную способность каждого человека в психотерапевтических целях.

2. Углубленный транс – намеренное усиление этого состояния с помощью другого человека. Именно этот процесс чаще обознается как гипноз.

3. Сомнамбулический транс – глубокий транс. Но даже на этом уровне человек остается в сознании. Надо отметить, что и на этом уровне  человеку нельзя внушить то, что принципиально расходится с его внутренними установками и жизненными ценностями.

      В эриксоновском подходе глубина транса не  играет роли.  Трансовые состояния  помогают раскрыть свои  ресурсы, найти доступ к ним – активизировать правое полушарие.
      Выделяют два варианта гипноза:  императивный, основанный на жестких директивных инструкциях, (еще его называют классическим);  и кооперативный, недирективный, (мягкий, «бархатный») эриксоновский гипноз. Эриксоновский гипноз дает  возможность  использовать наш внутренний потенциал, наши ресурсы, о существовании которых мы даже порой не догадываемся. Именно благодаря этому недирективному подходу, мы можем получить доступ к своим психологическим резервам и обрести уверенность при решении поставленных задач. По мнению создателя этого направления в психотерапии  М.Эриксона,  глубинное «Я» или «неосознанный разум»  включает всю информацию, полученную в течение жизни. Если мы сможем активизировать и правильно использовать эту информацию, мы сможем быть более эффективными и, принимая решения, опираться, в первую очередь, не на ожидания других людей, а на самих себя.
     Для этого давайте представим, что у каждого из нас есть волшебный ларец, где хранятся все наши приятные воспоминания: возможно, эти воспоминания связаны с беззаботностью и легкостью детства, может быть, с мечтами юности, когда мы больше доверяли себе и верили в свой успех… А ведь действительно многое получалось! Что мешает нам сейчас поверить в себя, принять свои сильные стороны? Ведь у каждого из нас есть творческие  способности, интересные идеи, жизненный опыт. Эриксоновский метод дает возможность найти «ключ» от этого волшебного ларца с нашими ресурсами, открыть его и взять оттуда то, что необходимо сейчас.  При этом воздействие самого психотерапевта минимально, он как специалист, создает условия для обнаружения внутренних ресурсов, ничего не навязывая и не предлагая от себя. Именно поэтому такой подход в психотерапии называется недирективным. Психолог-психотерапевт выступает в роли «фасилитатора» -помощника в процессе внутреннего поиска клиента. Фасилитатор помогает клиенту сконцентрироваться на своих внутренних ощущениях и образах по-новому взглянуть на свои проблемы и осуществить изменения. Эриксоновский гипноз – это,  скорее, не метод воздействия, а метод взаимодействия самого клиента  и психотерапевта, и, благодаря этому, клиент сам является активным участником такого увлекательного процесса, как путешествие к самому себе, к источнику своей внутренней силы.      Биография самого Милтона Эриксона   является подтверждением его идей. Ему всю жизнь приходилось преодолевать многочисленные недуги: перенесенный в детстве помполит  окончательно приковал его к инвалидному креслу в 1967 году, у него было нарушено  цветовое зрение, мучили головные боли, почти не действовала правая рука… Болезнь разрушала организм, однако Эриксон говорил, что именно недуги  стали его лучшими учителями в познании человеческих возможностей. Он сумел по-новому взглянуть на свои возможности и создал метод,  расширяющий   сознание, создающий  условия для позитивных изменений.      Альберт Эйнштейн заметил: «Те важные проблемы, с которыми мы сталкиваемся, не могут быть решены на том же уровне мышления, на котором мы находились, когда их создавали».  Эриксоновский подход позволяет перейти на другой, более продуктивный, уровень мышления. Мы привыкли думать, что больше мы будем затрачивать усилий, тем вернее мы достигнем желаемых результатов. Но каково же бывает наше разочарование, когда мы видим, что наши усилия были бесполезны и наши ожидания не оправдались. Возможно, прежде чем начинать путь изменений, следует разобраться,  для чего нужны эти изменения. В своей практике М.Эриксон часто использовал метафоры. Подходящая к случаю история помогает человеку как бы взглянуть на свою жизненную ситуацию со стороны, возможно, в такой терапевтической истории-метафоре есть подсказка для решения собственных проблем. В сказках, мифах, легендах, историях, которые передаются из поколения в поколение, есть  много образов и метафор, связанных с изменениями, развитием, волшебными превращениями.   По мнению М.Эриксона, каждый человек способен на эти превращения, на рост и развитие. И в этом нет никакого чуда или волшебства, просто нужно осознать свой сценарий жизни, понять, что нам мешает быть творческой и активной личностью.

     Идеи М.Эриксона нашли отражение не только в работах психологов и психотерапевтов, они  актуальны и в бизнес-консультировании, коучинге.

     Психологические техники и приемы М.Эриксона помогают нам в сложных ситуациях выбора принимать решения,  прежде всего опираясь на свои силы, ценности и собственные представления об успешности. Консультирование и тренинги, основанные на взглядах М.Эриксона,  дают возможность участникам развивать навыки саморегуляции, эффективного общения, помогают  каждому увидеть свои преимущества. В популярных и актуальных тренингах «Стрессменеджмент» (Развитие навыков управления эмоциями); «Самопрезентация», «Формирование делового имиджа» и др. часто используются упражнения и методы эриксоновского подхода.
     Так, например,  автор  известной  в бизнес-образовании   книги  «Семь навыков высокоэффективных людей» С.Кови, говоря о секретах успешности, отмечает,  что высокоэффективных людей отличает способность максимально использовать свой потенциал. Как известно, левое полушарие в основном отвечает за логически-вербальную деятельность, а правое – за интуитивно-творческую.  Левое оперирует словами, правое – образами. Апеллируя к образам, метафорам, мы развиваем свою интуицию, учимся в сложных ситуациях находить нестандартные решения, мыслить креативно. Обращаясь к своим внутренним ресурсам, мы яснее осознаем свои цели, становимся увереннее и  сильнее. А самое главное – мы не только представляем, какими мы хотели бы стать, но совершаем реальные шаги для осуществления своих планов.
    Наша повседневная жизнь строится на взаимодействии и общении: мы общаемся со своими близкими, друзьями, мы общаемся по дороге на работу и на работе с коллегами, подчиненными, начальством, мы участвуем в переговорах. Как сделать свое общение более эффективным? Как распознать, что на тебя  воздействуют  другие люди?  Почему одних мы слушаем с удовольствием, а общение с другими – в тягость? Что нас раздражает в общении и что нас делает хорошим и интересным собеседником? Подобные вопросы волнуют многих из нас, действительно, каждый человек задается вопросом, как сделать свою жизнь более содержательной  и насыщенной, каким образом добиться того, чтобы наши планы и поставленные цели соответствовали нашим жизненным установкам, где черпать силы, чтобы достичь желаемого? И самое главное: то, что хочу я, это действительно мое желание, или это навязано мне извне.
     Известно, что во взаимодействии и общении есть элемент внушения.  Условно можно выделить две формы внушений: прямые и косвенные. В эриксоновском  подходе  используются в основном косвенные внушения. Их преимущество заключается в том, что в процессе общения нет навязывания своей точки зрения, тем самым, косвенные внушения снижают уровень сопротивления и критики во взаимодействии. Мы привыкли считать, что для переубеждения оппонента необходимо подчеркивать его ошибки, указывать на его  недостатки, тем самым, как нам кажется,  усиливая конфронтацию, мы достигнем успеха в дискуссии. Всегда ли конфронтация и жесткий стиль ведения спора приводит к желаемому результату? Общение начинается с умения слушать и слышать собеседника,  партнера. Как правило, мы стремимся донести только свою точку зрения, в то время как позиция другого остается не услышанной. Техники активного (т.е. включенного) слушания создают новое  пространство диалога, чтобы каждый участник процесса общения и взаимодействия чувствовал заинтересованность и готовность к сотрудничеству.  Милтон Эриксон огромную роль уделял такому явлению, как  раппорт. Раппорт  помогает установить контакт и создать  атмосферу доверия, понимания и сотрудничества (которая, в свою очередь,  способствует синергии).  Для установления раппорта применяются техники присоединения к реальности другого человека. Прежде  нужно научиться быть, как ни банально это звучит, очень наблюдательным и внимательным к любым, даже минимальным изменениям состояния собеседника. На самом деле, поза, изменения цвета лица, микродвижения век, поворот головы, перебирание пальцами, изменения дыхания и многое другое, что называется невербальным компонентом в общении, имеют огромное значение в установлении контакта и формировании зоны доверия с другим человеком или с аудиторией слушателей. К сожалению, мы чаще всего озабочены тем, что и как говорить партнеру по общению, при этом мы не замечаем, упускаем из вида очень важную информацию, которую наш собеседник, сам того не осознавая, стремиться донести до нас.

     В эриксоновском подходе, а в дальнейшем и в практике НЛП выделяют несколько видов присоединения (или установления раппорта):

·       Присоединение по речи (тон, тембр, громкость речи, ритм)

·       Присоединение по речевым оборотам, по значимым словам

·       Присоединение по репрезентативным системам (визуальной, аудиальной, кинестетической и др.)

·       Присоединение по позе и жестам

·       Присоединение по дыханию

·       Ценностное присоединение

Иначе говоря, раппорт создает условия для понимания и доверия, т.е. для такого ощущения в общении, когда можно сказать: «Ты и я – одной крови».

     Применение различных техник эриксоновского подхода позволяют собеседникам, сотрудникам найти общий язык, нужную интонацию в диалоге, чтобы эффективнее донести информацию, чтобы быть убедительным и получать удовольствие от общения.

    Эриксоновские методы делают коммуникационный процесс более гибким,  творческим и увлекательным.

     

    Автор: Международный центр "Консалтинг. Тренинг. Коучинг" (МЦ "КТК")

0

3

   МАНИПУЛЯТОР

Манипулятор чаще всего предполагает получить односторонний выигрыш, значительно ущемляя при этом интересы своего партнера. Адресат манипуляции, как правило, ориентирован на компромиссное и взаимоприемлемое решение деловой проблемы. Такое расхождение определяет сложное и противоречивое развертывание манипулятивного процесса. Баланс противоположно направленных личностных сил манипулятора и адресата манипуляции может постоянно изменяться и оказывать влияние на манипулятивный процесс. Тем не менее можно выделить несколько ключевых звеньев, составляющих каркас манипулятивного процесса, который может применяться в межличностной деловой коммуникации
Особенность технологической цепочки манипулятивного процесса в деловом общении состоит в том, что ее «сценарий» в его главных параметрах задается партнером-манипулятором, который сам инициирует манипулятивный процесс исходя из конкретных обстоятельств деловой ситуации и поставленной им цели. Однако конкретное наполнение манипулятивного процесса осуществляется всегда как взаимосвязанный процесс между манипулятором и адресатом манипуляции, исходные намерения которых существенно расходятся или являются прямо противоположными.
Манипулятор чаще всего предполагает получить односторонний выигрыш, значительно ущемляя при этом интересы своего партнера. Адресат манипуляции, как правило, ориентирован на компромиссное и взаимоприемлемое решение деловой проблемы. Такое расхождение определяет сложное и противоречивое развертывание манипулятивного процесса. Психологические характеристики манипулятора и адресата манипуляции, их способности, мотивации, интеллект, темперамент, коммуникативные и профессиональные компетентности сталкиваются в непрерывной борьбе. Победителем в ней, как правило, оказывается манипулятор, который заранее позаботился о своем информационно-силовом обеспечении и разработал сценарии манипуляции. Конечно, это только теоретически возможный вариант манипуляции. Она может развиваться и по другому сценарию или возникать спонтанно, когда манипулятору в конкретных обстоятельствах деловой ситуации неожиданно представляется удобный момент для манипуляции, которым он обязательно воспользуется ввиду присущей ему склонности к манипулятивным приемам и уловкам.
Баланс противоположно направленных личностных сил манипулятора и адресата манипуляции, а также ситуационных сил, возникающих в заданной деловой ситуации, может постоянно изменяться и оказывать значительное влияние как на динамику манипулятивного процесса, так и на последовательное формирование и содержательное наполнение его основных звеньев. Тем не менее можно выделить несколько ключевых звеньев, составляющих каркас технологической цепочки манипулятивного процесса, который может применяться в межличностной деловой коммуникации.
Первое звено. Исходным звеном цепочки манипулятивного процесса является «считывание» манипулятором имиджевых и психологических характеристик партнера — адресата манипуляции. Опираясь на «вербальную разведку» (малый разговор) и используя социально-психологические механизмы идентификации, рефлексии и каузальной атрибуции, манипулятор «диагностирует» основные психологические характеристики адресата манипуляции. Установление этих характеристик позволяет манипулятору определить возможные мишени манипулятивного воздействия.
В ситуациях межличностного общения в рабочей группе манипулятору, как правило, уже заранее известны основные психологические параметры адресата манипуляции, его «болевые точки» и психические комплексы. В таких случаях психодиагностика адресата манипуляции минимизируется, «свертывается» и ограничивается только «вербальной разведкой». Она и сигнализирует о том, насколько ситуативное психическое состояние адресата манипуляции является пригодным для манипулятивного воздействия.
Второе звено технологической цепочки манипулятивного делового общения — выбор манипулятором мишеней психологического воздействия. В качестве мишеней манипулятор может использовать самые разнообразные структуры психики адресата манипуляции, его психические состояния, потребности, интересы, склонности, когнитивные ориентации, информационно-познавательные блоки, ценностные установки и жизненные смыслы. Выбор манипулятором той или иной мишени в значительной степени определяется особенностями индивидуальной психической структуры адресата манипуляции, заданными параметрами коммуникативной ситуации, социальной значимостью обсуждаемой деловой проблемы.
Опираясь на собственную субъективную интерпретацию, манипулятор выбирает среди локальных психических структур адресата манипуляции ту, которая является наиболее подходящей мишенью для манипулятивного воздействия. При отсутствии готовой, подходящей для манипуляции мишени воздействия манипулятор сам «изготавливает» эту мишень, внедряя ее в психику адресата манипуляции. Например, в управленческих деловых ситуациях руководитель-манипулятор может целенаправленно культивировать у какого-либо члена рабочей группы склонность к доминированию, чтобы впоследствии использовать ее как мишень для манипулятивного воздействия.
Третье звено технологической цепочки манипулятивного процесса в деловом общении — «запуск» механизмов манипулятивного воздействия. Именно эти механизмы передают психологическое воздействие от манипулятора к адресату манипуляции. Сущностное ядро механизмов манипулятивного воздействия составляют механизмы присоединения, пристройки, внедрения и интроекции.
Чтобы они эффективно «заработали», манипулятору необходимо осуществить их «инструментальную проводку» по всей цепочке манипулятивного процесса. Манипулятор начинает ее с технологической «инвентаризации» тех переменных, которые могут оказать наибольшее воздействие на функционирование механизмов манипуляции. Как только такие переменные установлены, манипулятор по отдельным звеньям, отслеживает их влияние на работу механизмов манипуляции.
В числе ситуативных переменных могут оказаться и так называемые «канальные факторы», связанные с движением информационных потоков от манипулятора к адресату манипуляции. Воздействие «канальных факторов» вынуждает манипулятора сменить тип механизмов присоединения. Так, используя на начальном этапе «запуска» механизмов манипуляции актуализацию механизма присоединения по групповой общности с адресатом манипуляции (например: «Мы с Вами коллеги и можем лучше понять наши общие проблемы»), манипулятор может затем, в целях ускорения манипулятивного процесса, «включить» другой механизм присоединения, например присоединение по совершению каких-либо совместных с адресатом манипуляции поведенческих действий (например: «Я подписываю наш договор в таком варианте и настоятельно предлагаю Вам сделать то же»).
Четвертое звено манипулятивного технологического процесса в деловом общении — поиск манипулятором вариантов мотивационного обеспечения механизмов скрытого психологического воздействия.
Скрытое психологическое воздействие утаивается от адресата манипуляции, оно не осознается им и рационально не обрабатывается.На основе когнитивной обработки вербальной и невербальной информации, полученной от адресата манипуляции, анализа его стереотипных психических реакций манипулятор осуществляет прямую актуализацию наиболее доступного и подходящего мотива, опираясь на который можно внедриться в его психические структуры. В качестве такого мотива манипулятор может использовать любой мотив, обладающий ситуативной значимостью: стремление адресата манипуляции к профессиональному успеху, статусному продвижению по служебной лестнице, материальному вознаграждению, властвованию, доминированию, конформизму и др.
Если же прямая актуализация мотива невозможна, манипулятор пытается повысить его ценностную значимость для деловой ситуации, снизить затратные ресурсы его достижения по сравнению с конкурирующими мотивами. В зависимости от ситуативного распределения значимости мотивов манипулятор может использовать побудительную силу дополнительных мотивов-стимулов и таким образом расширить пространство мотивационного обеспечения. Как правило, в качестве дополнительных мотивов-стимулов манипулятор использует такие мотивы, которые логически приводят к каким-либо стандартизованным умозаключениям, однозначным ответам (например: «Скажите прямо, Вы согласны с таким решением данной проблемы?»), стереотипным поведенческим действиям (например: «Так как реализация Вашего варианта решения проблемы обойдется фирме очень дорого, я предлагаю Вам принять другой вариант»).
В целом мотивационная поддержка механизмов скрытого психологического воздействия выстраивается манипулятором таким образом, что адресат манипуляции начинает побуждать себя к той цели, которую преследует манипулятор.
Пятое звено технологической цепочки манипулятивного процесса в деловом общении — «включение» механизмов интроекции.
Результативность манипулятивного технологического процесса во многом определяется тем, насколько эффективно «заработали» механизмы интроекции, связанные с внутренним присвоением адресатом манипуляции намерений и желаний манипулятора. В практике межличностных технологий деловой коммуникации механизмы интроекции получили довольно широкое распространение. Они проявляются и как механизмы психологической защиты, и как механизмы развития психических процессов деловых партнеров. В убеждающих технологиях деловой коммуникации механизмы интроекции способствуют снятию у адресата воздействия внутреннего психологического конфликта и дискомфортного психического состояния в таких деловых ситуациях, когда ценности и установки других партнеров действуют как внешняя угроза. Присваивая эти, ценности и установки без анализа и рациональной переработки, адресат воздействия избавляется на некоторое время от того, что его раздражает или психически травмирует.
Особенность механизмов интроекции в манипулятивных технологиях деловой коммуникации состоит в том, что адресат манипуляции присваивает такие установки в решении деловой проблемы, которые не были присущи ему изначально. Интроектами они стали потому, что были внедрены в психику адресата манипуляции манипулятором в результате скрытого психологического воздействия.
Чем большей спонтанностью и противоречивостью характеризуется психика адресата манипуляции, чем больше в ней психических комплексов, тем эффективнее «работают» механизмы интроекции. Интенсивность и плотность внедряемых интроектов постоянно меняется под воздействием соотношения напряженности противоположно направленных доминантных психических сил манипулятора и адресата манипуляции. Манипуляция успешно завершается, как только доминантные психические силы манипулятора в этом соотношении начинают преобладать. Его установки и намерения интроекцируются и становятся собственными установками и намерениями адресата манипуляции. Теперь свои поведенческие действия и стратегии адресат манипуляции выстраивает в соответствии с ними и несет полную ответственность за них.
Таким образом, «инструментальный каркас» доминантной технологической цепочки манипулятивного процесса в деловом общении предстает в виде логически и операционально взаимосвязанных между собой звеньев, последовательность «включения» которых задается целевой направленностью манипулятивного процесса.

Источник: http://www.hrm.ru/tekhnologicheskaja-ce … -obshhenii

0

4

  СТИЛЕВОЙ СТАТУС И ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ УСТНОЙ ДЕЛОВОЙ РЕЧИ

Существует разговорно-просторечный тип редукции слов, т.е. осо­бого стяжения [сёдня, щас, как-нить, када, прям, чо, ничо, воще, здрас'].
Норма литературного произношения предусматривает полное проговаривание слогов. Особенно недопустима подобная редукция в обстановке официального общения при обращении к официальному лицу. Не "Виктор Степаныч", а "Виктор Степанович", не "Сан Саныч", а "Александр Александрович". С другой стороны, такие слова, как кон­статировать, прецедент, инцидент, компрометировать нередко про­износятся с лишним "Н" (инциндент).
Для делового человека речь является своеобразной визитной кар­точкой. Орфоэпические ошибки особенно заметны в чужой речи и от­влекают внимание слушателя от сути изложения. Существует целый ряд профессиональных ошибок, к сожалению, закрепляющихся в мас­совом сознании. У юристов это "прúговор", "осýжденный", вместо "при­говóр", "осуждённый". У управленцев это "квáртал", "обеспечéние" вместо "квартáл", "обеспéчение".
Будьте внимательны при выполнении упражнений, пользуйтесь словарем и обязательно проговаривайте вслух все примеры.
Упражнение 30. Поставьте ударение в словах и поясните разницу в лекси­ческом значении выделенных слов.
Договор, квартал, намерение, обеспечение, маркетинг, менеджмент, дебитор, дебиторский, мизер, мизерный, ау­дитор, кредит, дебет, дебит, валовой (продукт), феномен, соболезнование, эксперт, экспертная (оценка), документ, агент, средства, упрочение, одновременно, авизо, веро­исповедание, каталог, ходатайство, нефтепровод, озна­комление, узаконение, феерия.
Упражнение 31. Произнесите следующие слова, обратите внимание на ударение в них:
Алфавит, анатом, апартаменты, апокалипсис, ни за какие блага, вчерне, генезис, досуг, доцент, еретик, жалюзи, искус, клеить, колледж, лассо, молох войны, начать, отзыв депутата, созыв, созыв депутатов, отзыв на статью, партер, средства, экскурс, эксперт, уставный капитал, ус­тавные отношения, августовский, углубить, усугубить, принудить, экипировать, премировать, блокировать, транспортировать.
Очень грубыми считаются акцентологические ошибки в личных формах глагола: звонит, включит — ошибочно звонит, включит.
Поэтому обратите внимание на следующие формы глаголов: звонит, позвонит, заключит, включит, подключит, долбит, скрепит (подписью), умалит, облегчит, усугубит.
Упражнение 32. Поясните разницу в лексическом значении слов.
Броня — броня, кредит — кредит, ледник — ледник, хаос — хаос, видение — видение, мышление — мышление, привод — привод.
Упражнение 33. Придумайте предложения, используя приведенные гла­гольные формы, обратите внимание на ударения в словах.
Ввезены, введены, внесены, заняты, начаты, приняты, за­вершены, решены, поняты, добыты, воспроизведены, перенесены.
Упражнение 34. Слова с твердыми согласными перед "е" выпишите в один столбик, а с мягкими — в другой.
Термин, тенденция, адепт, тезис, антитеза, темп, потен­циал, де-юре, тендер, штемпель, отель, контекст, телекс, термос, коттедж, демпинг, панель, шедевр, ордер, кон­сенсус, сервис, шоссе, нетто, кашне, бизнес, менеджер, девальвация, дивиденд, конгресс, протекция, патент, кредо, индекс, компьютер, продюсер, интеграция, денон­сация.
* Основное правило: мягко произносятся согласные в словах, которые уже давно и прочно вошли в русский язык, и твердо — в словах, иностранное про­исхождение которых еще явно чувствуется. В случае колебания обращайтесь к орфоэпическим словарям.
Упражнение 35. Произнесите слова с сочетанием согласных звуков, не до­пуская редукции «д» и «т», что будет соответствовать нормам литературной уст­ной речи.
Разверстка, повестка, властный, громоздкий, програм­мистка, шахматистка, машинистка, милитаристский, перекрестный, субагентский, двухместный, диспетчер, стоимостной, президентский, частный, компостировать, известка.
Упражнение 36. Произнесите слова, не допуская редукции выделенных звуков согласно нормам литературного произношения.
Стратегический, политический, юридический, пропедев­тический, экономический, общественный, государствен­ный, шефствовать, наложенным (платежом), таможенная (декларация), задолженность, предрасположенность, от­ветственность.

ПО ИНФОРМАЦИИ: http://classs.ru/library/node/222

0

5

Лексические нормы устной деловой речи

Если в письменной деловой речи строгий лексический выбор обеспе­чивается благодаря специфике письменных стандартных речевых средств, то в устной деловой речи такого строгого лексического отбора нет.
Во-первых, потому что термины, специфические книжные оборо­ты, развернутые номенклатурные знаки и полные наименования в уст­ной речи встречаются редко. В деловой устной речи возникает система дублирования книжной лексики и терминологии, используемых в до­кументах.
Устная речь
                                                                                                                                                                                       
список                                         
перегнать, перевести деньги                                                                                                                                             
снимать помещение
живые деньги
обмен
место
брать

Письменная речь

прейскурант
перечислить деньги
арендовать помещение
наличные деньги
бартерная сделка
торговая точка
покупать

Очень часто в устной деловой речи используются усеченные вари­анты экономических и юридических терминов.

Устная речь

сертификат
нал
прайс
опт
безнал
органы
налоговая
счет

Письменная речь

сертификат качества
наличные деньги
прайс-лист
оптовая торговля (партия)
безналичный расчет
правоохранительные органы
налоговая инспекция
расчетный счет

Во-вторых, потому что в устную деловую речь проникает огромное количество профессиональной (профессионально-жаргонной) лекси­ки, часто имеющей терминологические соответствия:

Устная речь

накрутка, накидка
зарядить цену
тяжелая фирма, лежачая фирма
черный нал, черняк
товар уходит
уходит с колес
подсесть, подсесть с товаром
капуста, бумага, деревянные, бабки, бобы, лаве
баксы, грины, зелень, ролики

Письменная речь

наценка
назначить цену
убыточное предприятие
неучтенные деньги
распродается
распродается без посредников
нести убытки
русские деньги
доллары

В-третьих, потому что основу устной деловой речи составляет ней­тральная межстилевая лексика, значительная часть которой представ­лена словами с указательным значением (там, здесь, вон, вот, туда, так) и глагольными лексемами со значением действия (перебросить, сдать, отнести, менять, продать, сделать, показать) и говорения (сказать, говорить, повторять, отвечать, спрашивать).
В-четвертых, потому что в устную деловую речь проникают раз­говорные выражения, о которых уже шла речь, и эмоционально окра­шенная лексика: бешеные цены, аховые цены, пиковая ситуация, ахо­вая ситуация, море дел, море товаров, смешные деньги, пустяковое дело и т.п.
В-пятых, потому что следствием спонтанности является активное использование в устной речи незнаменательной лексики*:
частиц и междометий: э-э, мм, гм, ну, вот, даже, только;
вводных и вводно-модальных слов*: должно быть, может быть, может, по всей вероятности, несомненно, наверно, значит;
неразтожимых десемантизированных* выражений: навроде того, по сути дела, если сказать откровенно, на самом деле и т.п.
Все эти пласты лексики составляют сублексикон устной деловой речи, но должны использоваться в связи с особенностями ситуации.
Ситуация делового общения может быть строго официальной (протокольные виды делового общения), официальной (непротоко­лируемое деловое общение контрагентов в рабочей обстановке) и неофициальное общение (деловое общение в рабочей и в нерабочей обстановке).
Первый и второй тип официального общения предполагает повы­шенную строгость в выборе лексики. В официальном общении совер­шенно неуместно употребление жаргонно-профессиональной лексики. Сложность порой заключается в том, что говорящие не отдают себе от­чета в стилистической окраске используемых слов. Для людей с недо­статочно высоким уровнем речевой культуры слова: "наехать", "ки­нуть", "разборка", "беспредел", "бабки" — это нормальная лексика, ли­шенная какой-либо специфики.
Недопустимо в официальной обстановке использовать так называемые слова-диффузы. Таково, например, вошедшее в широкое употребление из молодежного жаргона слово "крутой" — калька с английского сленгизма tough. Что означает это слово? Однозначно истолко­вать его нельзя, потому что в словосочетаниях "крутой парень", "кру­той фильм", "крутые цены", "крутой банк", "крутой джип" и т.д. оно будет иметь различные значения. Такие слова еще называют словами-губками за то, что они впитывают значения ситуации, практически не имея собственного. Например: Вот эта музыка / тянется / с подписа­нием договоров / уже два месяца. Слово "музыка" в данном контексте имеет значение "волокита". Оно впитывает ситуативное значение, по­скольку в значительной степени утрачивает собственное.
Почему использование таких слов нежелательно в официальном общении? Прежде всего потому, что сферой активного использования слов-диффузов является разговорно-бытовая речь. Они уместны при общении с близкими людьми в домашней обстановке, но не отвечают коммуникативным запросам официального делового общения.
Совершенно недопустимо в условиях делового общения употреб­ление бранной лексики и просторечной лексики: вляпаться, надуть, угробить, достать (надоесть), брякнуть и т.п. Такая лексика не про­сто определяет деструктивный тон беседы, она лишает коммуникантов возможности реализовать свои цели в ходе переговоров, поскольку не­гативно характеризует тех, кто использует ее.
Культурный человек чутко реагирует на обстановку общения, учи­тывая допустимость или недопустимость использования речевых средств. Их отбор определяет не только сфера, но и обстановка обще­ния, наличие наблюдателей, степень знакомства говорящих и т.д. Ис­пользование различных пластов литературной лексики в деловом об­щении должно быть оправдано. Общим принципом лексического от­бора является соответствие задачам, целям и обстановке делового об­щения.

ПО ИНФОРМАЦИИ: http://classs.ru/library/node/222

0

6

Грамматические нормы устной деловой речи

Грамматические нормы едины для всего русского литературного языка, для письменной и устной речи. Однако существует специфика структуры устного предложения — предикативной единицы и устного текста, которая порой затрудняет отличие ошибки от неизбежных пере­строек по ходу высказывания, оговорок и неизбежных самоперебивов, смещающих перспективу высказывания. Сама природа устной спон­танной речи как бы программирует негладкость, шероховатость, недо­четы и нарушения речевых норм. В отличие от текстовой организации письменной речи устная речь строится по другим принципам. Отдель­ные высказывания как бы нанизываются на нить повествования, часто без союзных средств, проникая друг в друга, взаимодействуя.
    Я вот не поняла / и в одном и в другом договоре нам нужно/я лучше скажу / что нам нужно // Нам нужно / чтобы вот два заказа у нас здесь / номера-то есть / нет? // Шестнадцать / одиннадцать / двадцать семь ноль два // Договор тридцать второй / шестнадцать одиннадцать / до­пустим / договор тридцать третий по заказу двадцать семь ноль два// Дело в том…
Из приведенной реплики видно, что организующим началом в по­токе устной речи является ход спонтанно развивающейся мысли. Не­возможность продумывания фраз до их проговаривания не позволяет широко использовать в устной монологической и диалогической речи сложные конструкции. С другой стороны, это отвечает особенностям оперативного восприятия речи.
Если в деловой письменной речи простые предложения достигают нескольких сот слов и это не противоречит требованиям, предъявляе­мым к языку документов, то в устной речи длина предложения должна соизмеряться с таким понятием, как оперативная память человека. В ней удерживается начало высказывания, его продолжение и конец. Объем оперативной памяти невелик: 7±2 элемента. По нашим наблю­дениям, длина предикативной единицы редко превышает 11-12 слов. Сложные конструкции, развернутые и осложненные предложения в спонтанной речи встречаются редко. В неподготовленной речи слож­ные конструкции, включающие несколько придаточных предложений, нередко рассыпаются, смещаются, остаются незаконченными.
Среди осложнителей наиболее характерны для устной речи одно­родные члены предложения, вводные слова, наименее характерны — причастные и деепричастные обороты, являющиеся яркой приметой синтаксиса книжно-письменных стилей речи. Причастные и деепри­частные обороты придают речи подчеркнуто книжный характер, и поэтому могут использоваться в условиях строгого официального об­щения.
Они входят в состав стандартных выражений деловой речи:
В свете решений, принятых правительством, …
По принятой ранее договоренности…
По причинам, не зависящим от нас, …
Учитывая прежние договоренности, …
Вместе с тем причастные и деепричастные обороты выступают в качестве осложнителей семантической структуры высказывания. Они сгущают информацию, часто заменяя придаточное предложение в структуре высказывания.
В устной речи для отражения сложных отношений чаще используются структурно сложные предложения, а в письменной речи — простые. Однако семантическая организация простых предложений языка документов оказывается нередко более сложной, чем семантическая организация сложных предикативных единиц устной речи:
1. Взаимодействия сторон, не предусмотренные настоящим договором, разрешаются в порядке, установленном действующим законодательством. (письменная речь)
2. Ну /а вот если нас не устроит / как тогда быть/или вы будете все свертывать? (устная речь)
Сложные отношения, с одной стороны, передаются простым по структуре, но сложным по смысловой организации предложением, с другой стороны, сложной по конструкции, но более простой по смы­словой организации предикативной единицей. Поэтому письменную речь так трудно воспринимать на слух. Это знают опытные докладчи­ки и люди, часто выступающие публично. Они во время выступления часто адаптируют письменную речь, упрощая конструкции предло­жений, разбивая сложные периоды и минимизируя использование причастных и деепричастных оборотов.
По этой же причине — из-за стремления избежать семантических осложнителей — в устной деловой диалогической речи редко используются конструкции с отыменными предлогами, часто представляю­щие клишированные синтаксические единицы:
В соответствии с принятой ранее договоренностью…
В связи с задержкой оплаты отправляемой продукции…
Такие конструкции в информационном отношении тождественны придаточному предложению и с успехом заменяются им в устной речи:
Ну вот / поскольку мы с вами договорились / мы этот пункт сюда вынесли…
    Вы понимаете / поскольку нам задерживают оплату / мы тоже не можем все это выполнить…
В устной диалогической речи отыменные предлоги вообще ис­пользуются редко, предпочтение отдается простым предлогам:
По предварительному соглашению / мы / значит / этот вопрос решили…
Обязательно в три месяца сделаем…
Да ну из-за чего у нас задержки / из-за оплаты / они сами задерживают.
Использование отыменных предлогов в монологической деловой речи уместно, поскольку монологическая речь в большей степени ори­ентирована на книжно-письменные стили. Специфика ее заключается в полноструктурности, непрерывности речевого потока, моноперсональности адресанта речи.
Диалогическая речь состоит из реплик участников диалога — ком­муникантов, она имеет другие специфические особенности: прерывис­тость, двунаправленность речевого потока, речевая неполнота, актив­ность интонационного оформления.
Выявить речевую грамматическую ошибку в потоке спонтанной диалогической речи ввиду перечисленных ее особенностей бывает действительно сложно. Проанализируем наиболее типичные грубые нарушения речевых норм в деловой диалогической речи.
Безусловным нарушением норм устной литературной речи явля­ется использование в рамках официального делового общения просто­речных форм: не махайте руками вместо литературного не машите руками, ложат вместо кладут или ложи на стол вместо положи на стол. Нет в русском литературном языке глагола ложить, но есть глагол по­ложить.
Весьма живучи ошибочные грамматические формы типа мн. ч., род. и. делов, местов вместо дел, мест.
Показателем низкой речевой культуры речи является использование в условиях официального общения просторечной формы местоимения ихняя — ихние вместо нормативного их, у ней вместо у нее, обои про­граммы вместо обе программы.
Часто ошибки в речи возникают из-за нарушения синтаксических связей, неправильного выбора падежных форм и предлогов. Одной из самых распространенных грамматических ошибок в устной деловой речи является расширительное употребление предлога "о "в качестве своего рода универсального, семантически не мотивированного свя­зочного средства: я уверен о том, что это временные трудности; про­грамма о погашении кредита; все это доказывает о незаконном проис­хождении капитала; есть проект об открытии нового моста.
При существительных и глаголах со значением речемыслительных действий предложный падеж существительного с предлогом "о" ис­пользуется нормативно: рассказ о герое, мечта о поездке, рассуждения о пользе заимствований. В деловой речи специфическое использование этой падежной формы закреплено за словосочетаниями: дело о поджо­ге, справка о доходах, отчет о командировке, сведения о регистрации. В остальных случаях несогласованные определения чаще всего имеют форму родительного падежа (без предлога):
Неправильно
программа о погашении кредита
реклама о стройматериалах
факт о даче взятки
проект об открытии нового моста
Правильно
программа погашения кредита
реклама стройматериалов
факт дачи взятки
проект открытия нового моста
Нередко причиной неоправданного употребления предлога "о" яв­ляется речевая неполнота — пропуск дополнения, например: изложил о фактах, вместо изложил мнение о фактах, незнание о налогах, вместо незнание сведений о налогах.
Указательное местоимение о том + союз что часто неоправданно используются в сложноподчиненных конструкциях, без учета норматив­ного управления глагола, что расшатывает синтаксическую норму:
Неправильно
утверждает о том, что …
уверен о том, что …
объяснили о том, что…
показывает о том, что …
добивается о том, что …
решил о том, что …
Правильно
утверждает, что …
уверен в том, что…
объяснили, что…
показывает, что…
добивается, чтобы…
решил, что…
Другим распространившимся ненормативным явлением стала за­мена творительного падежа существительного сочетанием сравнитель­ного союза как + Им.п. существительного:
Они выставляли себя как американская фирма.
вместо Они выставляли себя американской фирмой.
Это помещение числится у нас как жилое.
вместо Это помещение числится у нас жилым.
Иногда как неоправданно вставляется в конструкции с творитель­ным падежом: Нас признали как полноправными членами организации (как — здесь лишнее слово).
Нередки ошибки в употреблении форм сравнительной степени прилагательных: …эти факты выглядят более убедительнее, хотелось бы более нагляднее. Более не сочетается с формами сравнительной сте­пени, употребляясь нормативно с полными и краткими формами при­лагательных: более удачное сравнение, более резкие движения, более убедительный ответ.
С одной стороны, рассмотренные нарушения норм устной литера­турной речи создают негативное впечатление о говорящем.
С другой стороны, небрежная, косноязычная речь не отвечает ком­муникативным запросам сферы регулирования социально-правовых, экономико-правовых отношений. Устная деловая речь не может до­стигнуть той степени точности, которая обеспечивает безальтернативность восприятия. Но это не исключает того, что говорящие не стремятся приблизиться к ней. Об этом говорят постоянно исполь­зуемые в деловой устной речи переспросы, вопросы уточняющего ха­рактера:
Что вы имеете в виду?
Как понимать ваше утверждение…?
То есть, вы хотите сказать, что…?
Необходимость "найти общий язык" по какому-то вопросу прежде всего предполагает уточнение позиций договаривающихся сторон и их намерений. Грамматические нарушения в речи являются помехой в процессе делового общения.
К недостаткам устной деловой речи относится ее немотивирован­ная неполнота. Неподготовленность, недостаточная лингвистическая компетентность выражаются в неумении завершить высказывание.
Особенно часто остаются незавершенными сложные предикативные единицы с несколькими однотипными придаточными:
Мы давали в какой-то степени /скажем так / возможность в чем-то сэкономить нам / потому что если пойдем искать мы / то нам могут на­значить цену на бумагу гораздо выше / чем вам / потому что они знают / что мы полиграфисты / потому что мы возьмем бумагу / и на бумаге сде­лаем деньги / то есть / так сказать…
Следствием недостаточной подготовленности является обилие не­знаменательной лексики, которая "захламляет" устную спонтанную речь как монологическую, так и диалогическую. "Эканье", "мэканье", злоупотребление вводными словами и частицами, превращающимися в слова-паразиты, засоряет устную речь:
А. — Значит / по этим договорам / работам /значит /набор на ком­пьютере /значит / пишите // Набор / гм / что / вот / здесь означает че­тырнадцать миллионов? // Единственно / я могу взять работу / вот / на­брать на компьютере и сверстать.
Б. — Ну,/ вы хотите что…/ ну / вы возьмите наш лист / прейскурант /пожалуйста / и изучайте …
Не всегда адекватно в устной диалогической речи используются контактоустанавливающие средства, представляющие собой глаголь­ные лексемы, употребление которых является следствием прямой диалогичности: видите, понимаете, знаете, смотрите. Частое и немоти­вированное их использование превращает их также в сорные слова. То же касается и этикетных глагольных лексем простите, извините.
Мы / извините / здесь берем / видите / даже больше берем / так сказать / из того / что нужно / восемь тонн // Но как это реально будет /извините/я не знаю…
Неподготовленность к деловым переговорам, слабое знание фак­тического материала обнаруживает себя в использовании коммуни­кантами целых десемантизированных* высказываний, предикативных единиц, не несущих никакой информативной нагрузки.
Так / ну что значит тут у нас …
Вот / что я хотела сказать / я хотела сказать / я хотела сказать / можно отнести на май месяц…
Все перечисленные негативные языковые явления снижают дина­мику делового диалога, следовательно, влекут за собой трату времени. Постоянные повторы, засоренность речи словами-паразитами, исполь­зование целых десемантизированных высказываний создают впечат­ление "топтания на месте", "пробуксовывания" развития темы.
Хорошо подготовленный диалог, диалог людей, представляющих высокие типы речевой культуры (элитарную и среднелитературную), — это динамичный диалог. Причем динамику его как раз обеспечивает высокая лингвистическая компетентность коммуникантов.
Упражнение 37*. Употребите правильные предложно-падежные формы с предлогом "о" или без него.
1. Ваша анкета и рекомендации показывают …, что вы обладаете теми качествами, которые нам необходимы. 2. Мы узнали, что у вас возникли трудности с принятием решения … поставке(и) нам труб. 3. На заседании проф­кома рассматривался вопрос … предоставления (и) квар­тир молодым семьям. 4. Нет сомнений…, что произошла ошибка и что ежеквартальные платежи будут осущест­вляться своевременно. 5. Есть мнение …, что нужно пере­смотреть основные статьи бюджета.
Упражнение 38. Составьте сложные предложения с приведенными глаго­лами и союзами что, при необходимости используя указательное местоимение о том.
доложить…, (что)
рапортовать…,(что)
высказывать мнение …, (что)
излагать соображения по вопросу…, (что)
обосновывать свои выводы сведениями …, (что)
обвинять…, (что)
справиться …, (что)
Упражнение 39. Охарактеризуйте приведенный отрывок диалога с точки зрения нормативности используемой лексики и укажите грамматические ошибки.
А. — Вот теперь / мы вложились / а вы нам кислород перекрываете с новыми тарифами // Это значит все пере­считывать / так / все бумаги и по новой оформлять / бе­гать по коридорам.
Б. — Ну так а что вы от нас-то хотите / мы что ли их уста­навливаем …
А. — Не вы / конечно / но если б вы нам об этом раньше предъявили / мы бы / конечно / на это не пошли …
Упражнение 40. Исправьте ошибки в конструкциях с предлогов "о".
Директор подробно остановился о разных сторонах проблемы. 2. Всем нужно объяснять о роли налогов. 3. Об этом администрация указала еще в прошлом году. 4. Не­однократно подчеркивалось о том, что прямолинейный подход к предмету обедняет результаты исследования. 5. Докладчик неоднократно отмечал о том, что производ­ственные показатели снизились.
Лингвистические термины
Десемантизированные высказывания — высказывания, не содержащие никакой информации.
Дублетные формы — формы слова, сосуществующие в языке
Незнаменательная лексика — служебные слова, не имеющие конкретного лексического значения: предлоги, частицы, вводные слова и т.п.
Вводно-модальные слова — вводные слова, которые выражают возмож­ность, вероятность сообщаемого, сомнение в его достоверности и т.п.
Контрольные вопросы
1. В чем состоит специфика норм устной литературной речи?
2. Какие пласты лексики составляют основу устной деловой речи?
3. Какая лексика должна исключаться из употребления в сфере офици­ального общения?
4. Что происходит с конструкцией сложного предложения в потоке спонтанной речи ?
5. Почему причастные и деепричастные обороты редко употребляют­ся в устной речи и являются яркой стилистической приметой книжно-письменных стилей?
6. Что "захламляет" устную деловую речь, делая деловой диалог мало­продуктивным и снижает динамику его развития?
7. Чем отличается речь носителя высоких типов речевой культуры?

ПО ИНФОРМАЦИИ:  http://classs.ru/library/node/222

0

7

  Корпоративная культура. Короткая история внедрения
Клетка. В ней 5 обезьян. К потолку привязана гроздь бананов, к которым ведет лестница. Проголодавшись, одна из обезьян подходит к ней с явным намерением - достать банан. Как только животное касается лестницы, в потолке открывается кран, и всех обезьян обливает холодной водой.
Через некоторое время другая обезьяна пытается достать лакомство – снова открывается кран, и происходит точно то же самое. Когда за дело берется третья обезьяна, остальные оттаскивают ее от лестницы, не желая холодного душа.
Теперь убираем из клетки одну обезьяну и сажаем туда новую. Заметив бананы, она сразу же пытается их достать. Однако злые сородичи тащат ее прочь от лестницы, чем вызывают ее недоумение и ужас. После третьей попытки животное понимает, что поесть не удастся.
Убираем из клетки еще одну из первоначальных пяти обезьян и запускаем новенькую. Увидев бананы, она, в свою очередь, намеревается сделать то же, что и ее предшественницы. Но как только она подходит к лестнице, все обезьяны дружно на нее набрасываются. Причем та, которую заменили первой, демонстрирует в этих атаках наибольший энтузиазм.
Постепенно заменяя всех обитателей клетки, придем к ситуации, когда в ней окажутся пять новых обезьян, которых водой вообще не поливали, но и они не позволят никому достать банан. Почему?
Потому что здесь так заведено.
Эксперимент с обезьянами описывает четвертую стадию формирования корпоративной культуры организации, самую зрелую, когда корпоративная культура осознанно формируется компанией, в данном случае, представителем компании, который следит за тем, чтобы обезьяны не ели бананы и, в случае нарушения, льет воду (существует еще три степени зрелости корпоративной культуры (1 – когда она отсутствует, 2 – когда культура формируется стихийно, 3 – культура формируется неосознанно лидерами коллектива).
Конечно, в данном примере, налицо – насилие над членами коллектива. Оно существует всегда, где есть расхождение интересов и норм поведения. И, как правило, чем это расхождение больше, тем большее насилие необходимо.
Давление может быть открытым, в виде последующего наказания, как в данном случае. А может быть скрытым. Более гуманным. Иногда и вовсе незаметным. Настолько, что индивидууму кажется, что он сам, добровольно, сделал свой выбор и отказался от бананов.
Вы подумали, что речь о манипуляции? Не-е-е-т! Об идеологической работе. Хотя… можно поставить знак «равно».
Грамотная идеологическая работа позволяет добиваться соблюдения необходимых норм поведения при полном отсутствии давления на членов коллектива. Например, можно распространить слух о результатах последних исследований: « О! Ужас! Оказывается, в бананах содержатся вещества, вызывающие слабоумие!» Или вывесить лозунг: «Отказавшись от банана, ты помог голодающим собратьям Южной Африки!» Или еще что-нибудь в этом роде.
Конечно, рекомендуется сначала провести разъяснительную работу, подробно рассказать о результатах научных исследований или о ситуации в Южной Африке, реализовав таким образом два первых принципа идеологической работы по формированию корпоративной культуры – разъяснять и обсуждать.
Ну, а затем не забыть и про третий - поощрять. Поощрять за соблюдение.
Первое время, народ, конечно, будет иногда забывать о том, по каким правилам «все решили» жить. И, может быть, самых забывчивых иногда нужно будет побрызгать водичкой.
Но пройдет время. И вскоре в этой компании разлюбят бананы. В коллектив будут приходить новички. Но вот что интересно! Оказывается, многие из них тоже не будут любить бананы. А те, кто их когда-то любил, с легкостью будут отказываться от них. Почему?
А потому что здесь так заведено.
Да, еще такой важный момент. Бананы в этой компании с тех пор не едят. Все. Даже вожак стаи. И даже его любимая самка.

http://delovoymir.biz/ru/articles/view/?did=12530

0


Вы здесь » БОС И ЕДИНОМЫШЛЕННИКИ » Тестовый форум » ДЕЛОВОЕ ОБЩЕНИЕ